Манифест 17 октября 1905 г


После долгих колебаний, вызванных тем, что фактически нарушалась присяга, данная им при вступле­нии на престол, Николай II поставил свою подпись под Манифестом, подготовленным СЮ. Витте и обнародованным 17 октября 1905 г. Манифест сводился, по сути, к трем основным элементам: 1) дарование народу гражданских свобод на основе буржуазно-демократических принципов — неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и организаций; 2) обеспечение участия в выборах тех слоев населения, которые по указу от 6 августа 1905 г. были лишены права голоса на основании нового избирательного закона; 3) введение как непременного правила, что ни один закон не может вступить в силу без одобрения его Государственной думой, — способ контроля за законностью действий императора.

Манифест был шагом вперед по сравнению с законодательными актами от 18 февраля и 6 августа 1905 г. Однако многие важные вопросы он оставлял нерешенными: о роли и месте самодержавия в новой политической системе, о полномочиях Государственной думы, о сути конституционного порядка.

Революция продолжалась. Высшей точкой революции стало Декабрьское вооруженное восстание 1905 г. в Москве. Царское правительство сумело сыграть на расколе оппозиционных сил и не сдержало большинства обещаний, содержащихся в Манифесте 17 октября 1905 г. Поражение восстания стало поражением социальной революции.

Закон о выборах, принятый 11 декабря 1905 г., смягчил избирательный ценз, но оставлял выборы многоступенчатыми, а права избирателей — неравными и невсеобщими. Все избиратели делились на четыре курии: помещики, городские собственники, рабочие и крестьяне. Каждая из них выбирала своих выборщиков в избирательные округа. Закон о выборах, очень сложный и запутанный, в первую очередь обеспечивал права помещиков. Полномочия Думы заранее сильно ограничивались.

Накануне предвыборной кампании правительство провело реформу Государственного совета, который превращался из законосовещательного органа, все члены которого ранее назначались царем, в верхнюю палату будущего парламента, имеющую равные с Думой законодательные полномочия. Изменен был и состав Государственного совета. Число членов увеличивалось втрое, половина из них по-прежнему назначалась царем, другая же избиралась на основе высокого имущественного ценза. Таким образом, в составе госсовета преобладали поместное дворянство и крупная буржуазия. 19 октября 1905 г. было учреждено объединенное правительство — преобразованный СЮ. Витте высший исполнительный орган страны — Совет министров. Как и прежде, император назначал и смещал министров, ответственных только перед ним, а не перед Думой.

Избирательный закон делал ставку на монархические и национа­листические чувства крестьянской массы. Но в действительности же крестьяне поддержали оппозиционные партии. Большинство крестьян, вместо того чтобы, как предполагалось, поддержать на выборах помещике или местных государственных служащих, проголосовали за своих собственных кандидатов или за кандидатов оппозиции. Выборы нанесли жестокий удар по основному догмату самодержавия — нерушимому единству царя и народа. Конфликт между оппозиционно настроенной Думой и императором, претендующим на роль носителя исторической и монархической законности, стал неизбежен.

Одним из важных результатов революции 1905—1907 гг. стало образование политических партий. Право объединяться в союзы было одной из важнейших свобод, введенных Манифестом. В ходе революции возникло около 50 партий, отстаивавших различные пути развития страны. Заметно увеличилась численность радикальных социалистических партий, ранее находившихся в глубоком подполье. Отчетливо проявилось расхождение между ветвями социал-демократии: большевики провозгласили главным союзником пролетариата в революции крестьянство и предполагали после свержения самодержавия утверждение «революционно-демократической диктатуры» рабочего класса и крестьянства; меньшевики же, видевшие своим союзником массы либералов, выступали за переход власти после революции к буржуазному правительству.




  1. Афанасий Борщев

    Никогда бы не подумал, что Госдума сто лет назад обладала полномочиями по контролю за действиями государя. Вот это демократия!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.