Этногенез восточных славян и становление государственности


В древнейших описаниях нашей страны вплоть до первых столетий нашей эры мы не находим даже упоминания имени славян. Предки славян выделились из индоевропейской семьи народов приблизительно в I тыс. до н.э. Античные и византийские авторы описывают их под именем венедов, склавинов или антов. Есть все основания полагать, что ареал расселения славян был весьма невелик.

Процесс расширения территории древних славян, а затем трех групп народов их потомков занял многие столетия исторического развития. По-видимому, правы те историки, кто помещает первоначальную территорию расселения славян в Центральной Европе — от бассейна Эльбы до Верхней Волги, от Прибалтики до Дона, Дуная и Балкан.

К середине I тыс. н.э. процесс расселения славян по территории Европы в основном завершается. С этим связано начало разделения славян на три основные группы: западных (впоследствии поляки, чехи, словаки), южных (болгары, сербы, хорваты, боснийцы, черногорцы, македонцы) и восточных (русские, украинцы, белорусы). Выделение ветви восточного славянства из единой славянской общности относится к VI в.

Восточные славяне возникли в результате слияния праславян, носителей славянской речи, с другими этносами Восточной Европы. «Повесть временных лет» называет следующие восточнославянские объединения: поляне, северяне, древляне, радимичи, вятичи, криеичи, словене ильменские, дреговичи, волыняне (или дулебы), белые хорваты, тиверцы и уличи. Ряд ученых считают, что в летописи речь идет не о племенах, но о союзах племен, объединениях предгосударственного порядка, занимавших четко фиксированную территорию; следовательно, можно говорить о начале перехода к политическому объединению типа раннеклассового общества. Важнейшей группой племен были поляне, в чьей земле находилась столица Древней Руси — Киев. Они расселялись в Среднем Поднепровье севернее притока Днепра речки Рось, что дало основание многим историкам связывать происхождение названия «Русь» именно с нею.

Названия восточнославянских племен имели либо географическую этимологию, связанную с характером занимаемой территории (поляне, древляне, северяне), либо патронимическую, по имени легендарных предков (радимичи от Радима, кривичи — от имени Кривой). Поселения славян группировались в своего рода гнезда из трех-четырех по­селков, а несколько поселков составляли общину — вервь.

Главным занятием восточных славян было подсечно-огневое земледелие в сочетании с развитым скотоводством и различного рода промыслами (бортничество, охота, рыболовство). На севере промыслы имели большее значение, тем более что во внешней торговле с Востоком и Византией особую роль играл экспорт пушнины. Если здесь земледелие было в основном подсечным и малоприбыльным, то на юге, в лесостепи, условия для земледелия были весьма благоприятны. В качестве путей сообщения чаще всего использовались реки Волга, Днепр, Дон и др., которые имели международное значение.

Ведущую роль в транзитной торговле через Восточную Европу в VIII—IX вв. играл Волжский путь по Волге и Каспию. Но уже с IX в. все большее значение приобретает «путь из варяг в греки», связывавший север Европы с Черным морем и делавший восточных славян как бы связующим звеном в торговле между азиатским, греческим и европитики занимали важное географическое положение вплоть до начала крестовых походов в XI—XII вв., когда перемещение мировых торговых путей создало новый, более прямой путь сообщения Западной Европы с Азией. Этот путь вел теперь мимо Киева, через восточное побережье Средиземного моря, а главную роль начинают играть итальянские торговые города, особенно Венеция и Генуя, которые учреждают на Вос­токе свои фактории.

Именно в конце VIII—IX вв. началась так называемая эпоха викингов, когда вследствие избытка населения в бедных скандинавских странах людской поток хлынул из них на запад и восток. На востоке викинги, норманны (или, как их называли, русь, а затем варяги) столкнулись с местным населением, находившимся на том же уровне цивилизации. Происхождение термина «Русь», как было сказано, многие историки связывают с выходцами с севера, из Скандинавии, т.е. первоначальные русы (VIII—IX вв.) были скандинавами, которые затем установили связи со славянскими землями, в том числе заключали союзы с местным населением, особенно на севере.

Норманнские викинги не ограничивались опустошительными набегами на прибрежные европейские страны, не отказываясь и от торговых операций там, где они представлялись более выгодными, чем военные. Их привлекала богатая, многолюдная столица Византийской империи Константинополь (Царьград), куда они шли по великому водному пути «из варяг и греки». На этом пути располагался ряд русских торговых городов, из которых главными были Новгород насевере и Киев на юге.

К моменту появления варягов на Руси, очевидно, не позже VIII в., у восточных славян возникли свои княжения, предшественники государственности, ставшей результатом имущественного неравенства и социального расслоения. В то же время в Восточной Европе IX в. во главе некоторых княжеств стояли «призванные» варяжские князья.

Образование Древнерусского государства принято связывать с двумя датами — 862 и 882 г. «Повесть временных лет» сообщает, что до призвания Рюрика варяги в северной Руси господствовали над славянами и брали с них дань; в 862 г. варягов прогнали, но вскоре из-за начавшихся междоусобиц призвали Рюрика. Таким образом, в летописном тексте речь идет не о создании государства на Руси, а о появлении варяжской династии в Новгородской земле. Далее некие Аскольд и Дир, по летописи бояре Рюрика, властвовавшего на севере в земле ильменских словян. отправились в поход на Киев и утвердились там. Аскольд и Дир освободили полян от дани хазарам.

Рюрик умер, оставив после себя малолетнего сына Игоря, вместо которого стал править родственник князя Олег (879—912)'. Это позволяет предположить, что в то время наследование не шло от отца к сыну, а переходило к старшему в роду. Такой порядок престолонаследия правящей варяжской династии отражал взгляд на государство как на коллективную родовую собственность князей-завоевателей.

В своем походе на юг Олег закрепился в землях вдоль «пути из варяг в греки», достиг Киева, где убил Аскольда и Дира, и стал править там с 882 г. Затем он подчинил ближайших соседей полян — древлян и северян. Постепенно Олег подчинил все земли на «пути из варяг в греки». Во время своего знаменитого похода на Византию Олегу удалось взять ее столицу Константинополь и установить мир с греками. Результатом похода было заключение в 911 г. выгодного для Руси мирного договора, согласно которому русские, приезжающие в Византию с целью торговли, получали привилегированное положение и могли беспошлинно торговать в Царьграде. Тексты договора были составлены на русском и греческом языках и содержат упоминания «закона русского» — внутренних правовых норм древнерусского государства.

Княжение Олега, прозванного Вещим, по своему значению было рубежным: именно с 80-х гг. IX в. можно говорить о существовании Древнерусского государства, державы Рюриковичей в результате объединения двух политических центров восточных славян: южного (Киев) и северного (Новгород). Это было своеобразное политическое объединение. В отличие от «варварских» государств Западной Европы, которые унаследовали многие государственные и правовые традиции античности, Восточная Европа не имела таких традиций. Этим можно объяснить сравнительно медленные темпы вызревания государствен­ных институтов, их своеобразие. Олег и его ближайшее окружение были варягами, но на юге быстро «ославянились», хотя термин «русы? и в первой половине X в. употреблялся лишь по отношению к княжеской дружине. В то же время объединение славянских племен вокруг центра земли полян Киева, ставшего этническим и политическим ядром Руси, определило в дальнейшем характерные черты будущего государства, а понятие «Русь, Русская земля» распространилось на другие восточнославянские земли.

Раннее Киевское государство с политической точки зрения представляло собой объединение княжеств и подчиненных великому князю территорий, в в соцмалъно-хоншячесхш лдэне было совохулностью территориальных обшин с элементами родовых отношений. Едва ли не главной задачей первых русских князей была организация полюдья — ежегодного общегосударственного мероприятия по сбору дани с подчиненного населения. Дань собиралась с крестьянского двора («дыма»). Полюдья служили консолидации восточнославянских земель под властью Киева в установленных границах и с единой системой налогов в пользу киевского князя, опиравшегося на силу дружины и местную знать. Стимулируя отчуждение прибавочного продукта, полюдье ускоряло переход к феодальным отношениям.

Наследником Олега стал Игорь (912—945), которого летопись называет сыном Рюрика. В это время у русских границ появились печенеги— кочевой тюркский народ, прорывающийся через Хазарию в Причерноморские степи. В 915 г. Игорь заключил с печенегами мир. Печенеги откочевали к Дунаю, но вскоре Руси пришлось воевать с ними. Князь предпринял два похода на Византию, которые закончили» заключением мирного договора с греками в 945 г.

С княжением Игоря связаны события, укрепившие древнерусскую государственность. В 945 г. Игорь по настоянию дружины, вернувшейся с полюдья, вновь отправился в землю древлян, чтобы потребовать день сверх установленного по ряду (договору). Возмущенные древляне напали на князя, убили его и перебили его спутников. Вдова князя Ольга, ставшая регентшей при малолетнем сыне Святославе, жестоко отомстила убийцам мужа, расправилась с послами древлян и осадила их столицу Искоростень. Город был взят, но Ольге пришлось пролети важную административную реформу, упорядочившую сбор налог в Архаичная система полюдья была заменена систематической уплатой дани, которая собиралась в установленном размере (уроки) и в специально отведенных местах (погостах) назначенными с этой целью спорщиками налогов (тиунами).

Важным событием стало крещение Ольги в 955 г. в Константино­поле, где она приняла имя Елена в честь императрицы, крестивши Византию. Летопись сохранила колоритный рассказ о крещении Ольги: она обратилась к императору Константину с просьбой статр ее крестным отцом: «Аз пагана есть», т.е. язычница. Сраженный ее 1фа" сотой, Константин сделал княгине предложение о браке: «хощю псяти тя в жены», но получил отказ: «Како хочешь мя пояти, крестив мя сам и нарек мя дщерью?». По православному канону крестный отец не мог жениться на своей крестнице, и Константин вынужден был признать-«Переклюкала (перехитрила) ты меня, премудрая Ольга!».

Вернувшись на Русь, Ольга прекратила походы на Византию. Она рассчитывала своим примером повлиять на Святослава и киевскую знать, с тем чтобы они приняли христианство и оно утвердилось в качестве государственной религии. Но этого не произошло: как Святослав, так и его дружина оставались верны язычеству.

В 964 г. Святослав (964—971) отстранил мать от власти и изменил курс внешней политики, возобновив походы на Византию. Больше внимания он уделял не внутренним, а внешним делам. Летописи сохранили свидетельства о его славных походах, создали образ бесстрашного князя-воителя, разбившего Волжскую Булгарию и кочевые орды печенегов. Его обращение к дружине стало знаменитым изречением.

Святослав нанес решающий удар по Хазарскому каганату, разгромил его главные города и захватил столицу Атиль. Это привел" к образованию из русских поселений Тмутараканского княжества" на Таманском полуострове (Восточное Приазовье). Святославу удалось подчинить своей власти еще одну восточнославянскую племенную группу — вятичей, которые до тех пор платили дань хазарам.

По договоренности с византийским императором он выступил против Дунайской Болгарии и одержал победу, а затем повел борьбу с Византией за Балканский полуостров. Однако эта борьба окончилась неудачно: с большим трудом Святославу удалось уйти на Русь, подписав договор с Византией 971 г., по которому он терял асе позиции, завоеванные на Балканах. На пути домой Святослав со своим войском попал в засаду у днепровских порогов и был убит печенегами. Желая, чтобы слава поверженного князя перешла к нему, печенежский хан Куря приказал сделать из черепа Святослава для своих пиров чашу, окованную золотом.

В 980 г. правителем древнерусской державы стал один из сыновей Святослава Владимир (980—1015). Придя к власти, он должен был сделать выбор между старыми языческими кланами, ориентировавши­мися на варягов и идеалы «военной демократии», и киевской знатью, которая поняла необходимость реформ, способных приобщить тогдашнюю Русь к цивилизованному миру. Однако время таких реформ еще не наступило.

Сначала Владимир пошел на уступки тем, кто помог ему утвердиться на великокняжеском престоле, — языческим кланам. В 980 г. он предпринял попытку создания пантеона (единой системы) языческих богов и укрепить Древнерусское государство на основе религии многобожия. Почитаемые в разных землях божества и культы были собраны воедино и составили официальную иерархию языческих верований. Покровителем великокняжеской власти и киевской дружины был признан грозный бог войны Перун, известный прежде у варягов как Перкун. Белее, именовавшийся «скотьим» богом (от термина «скот» — деньги), покровительствовал торговле. В пантеон вошли божества южного происхождения Хоре (бог солнца), Семаргл (священная птица, функции которой не вполне ясны), славянские Стрибог (покровитель ветра), Даждьбог (также связанный с солнцем), Мокошь (женское божество, покровительница женских занятий).

С Византией Владимир вел оживленную и выгодную торговлю, но соперничал за влияние в Северном Причерноморье. Византийскими форпостами были Херсонес и другие греческие города в Крыму. Русское влияние распространялось через Тмутараканское княжество, к которому Владимир присоединил восточную часть Крымского полуострова. Оборона Руси от печенегов стала его важнейшей задачей. На юге Руси Владимир начал строительство крепостей по притокам Днепра Десне, Суле и другим рекам и создал три линии земляных укреплений с городами и засеками на границе с Диким полем. В их числе возник один из важнейших центров Киевской Руси — Переяславль, принимавший на себя нападения степных кочевников.

Создание первого государства восточных славян открыло новый, феодальный период в истории народов Восточной Европы, сменивший первобытный.




  1. Марина

    Не понимаю, как могли варяги способствовать возникновению русского государства, если они в это время сами ничего подобного не имели. Они плавали на драккарах и грабили все, что попадалось на их пути, включая своих зазевавшихся сородичей. Они были отличными войнами-наемниками, но никак не управленцами.

  2. Богдан

    Утверждение о том, что скандинавы не имели навыков административного управления и государственности как таковой — довольно спорное. Яркий пример обратного — конунг Харальд I Прекрасноволосый, объединивший Норвегию в единое королевство еще в IX веке. На подконтрольной территории им была введена единая налоговая система. Современные историки ведут споры лишь о точной территории, подконтрольной конунгу, и прочности государственного образования.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.