Эпоха Александра I — эпоха конституционных иллюзий


В начале XIX в. в общественном строе России господствовали сословные отношения. Насчитывалось пять основных сословий. Важнейшим из них по-прежнему оставалось дворянство, единственное, «имеющее права гражданские, но не имеющее прав политических» (по выражению М.М. Сперанского), главной привилегией которого было владение миллионами крепостных душ. К привилегированным сословиям относились духовенство, которое еще Петр 1 освободил от воинской повинности и податей, и подразделявшееся на три гильдии купечество, также освобожденное от некоторых податей и рекрутчины. Мещанство, состоявшее из непривилегированного населения городов, по-прежнему оставалось податным сословием, поставлявшим рекрутов в армию и не освобождавшимся от телесных наказаний.

Крепостные крестьяне — самое многочисленное и самое бесправ­ное сословие, составляли, по имеющимся данным, к середине XIX в. более 30 млн человек и несли основное бремя податей. Из них около трети принадлежало к государственным крестьянам, имевшим больше личной свободы и земли. На севере России и в Сибири государственные крестьяне составляли большинство населения; в этот разряд были зачислены народы Поволжья (чуваши, мордва, мари, татары). Часть крестьян принадлежала царской фамилии (дворцовые крестьяне).

В начале XIX в. Россия была громадной державой с населением 43,7 млн человек, а территория располагалась на двух континентах и составляла 18 млн кв. км. Богатая природными ресурсами, такими как леса, реки, распаханные земельные угодья, полезные ископаемые (руды, уголь, нефть, драгоценные металлы и камни), Россия фактически располагала всем необходимым для быстрого экономического развития страны.

Немаловажное значение для динамики экономического развития имеет степень плотности населения. В России развитие капитализма в центральных, издавна заселенных областях тормозилось непрерывным оттоком населения на окраины. В это время в большинстве европейских стран, достигших немалых успехов на пути капиталистического развития, плотность населения, как отмечалось в литературе, составляла 40—49 человек на 1 кв. версту (1 кв. верста = 1,138 кв. км), тогда как даже в центральных российских губерниях она не пре­вышала 8 человек на 1 кв. версту. При этом на огромных простран­ствах Дальнего Востока, Сибири, в Заволжье и на Дону она едва дос­тигала 1 человека -на 1 кв. версту. Это не могло не накладывать отпечаток на особенности развития страны во всех отношениях (характер государственности и формирование политических институтов, темпы экономического прогресса и общественной жизни в целом) и, что особенно важно, на роль России в системе международных отношений как мировой державы.

Россия сохраняла свой традиционный уклад, отличный от западноевропейского. Абсолютизм и социальная система крепостничества сдерживали развитие экономики и тормозили модернизацию страны. Во-первых, отсутствовал свободный рынок наемной силы, необходимый для капиталистического способа производства, а во-вторых, затягивался процесс первоначального накопления капитала: российский абсолютизм мало заботился об интересах молодой российской буржуазии. В-третьих, чрезвычайно низкой была покупательная способность населения, не обладавшего достаточными денежными средствами для раз­вития рыночных отношений.

Проекты реформ Начало XIX в. связано с вступлением на престол 12 марта 1801 г. Александра I, царствование которого отмечено распространением в России либеральных идей, постепенным пробуждением либерального сознания высших сословий. В обществе созрела мысль о том, что крепостное право является социальным злом, что просвещение и образование находятся в крайне запущенном состоянии. Перед новым императором и его приближенными стояли грандиозные задачи: преодолеть архаичность государственного аппарата и осуществить целый комплекс реформ, которые позволили, бы России занять достойное место среди передовых европейских государств в политической, экономической и социальной сферах.

Старший сын Павла I и внук Екатерины II, нареченный ею в честь Александра Невского, покровителя Петербурга, наследник Российского престола воспитывался между враждующими дворами отца и бабки, что выработало в нем характер сложный и противоречивый. По­стоянное лавирование между их сторонниками научило его приспосабливаться к обстоятельствам, использовать людей в своих интересах. Екатерина II сама руководила его воспитанием и образованием, привлекая с этой целью наиболее просвещенных людей своего времени. Именно от нее Александр унаследовал либеральные идеи, которые излагались и объяснялись ему, когда он был еще совсем молод. Наставником императора в те годы был швейцарец Ф.С. Лагарп, респуб­ликанец по своим убеждениям, приверженец идей Просвещения. По­мимо прочего, Лагарп оказал несомненное нравственное воздействие на молодого Александра, который впоследствии говорил, что всем, что есть В нем хорошего, он обязан Лагарпу.

Современники отмечали незаурядный ум молодого императора, умевшего быстро схватывать любую мысль, свойство очаровывать, при­влекать к себе людей, но Наполеон сумел разгадать истинный характер своего соперника: «Это — истинный византиец... тонкий, притворный, хитрый». Либерал в первые годы своего царствования, Александр I постепенно становился консерватором, а в последние годы жизни — даже реакционером. Его глубокая религиозность, доходившая до мис­тицизма, наложила отпечаток на характер внутренней и внешней политики России в 1815—1825 гг.

Будучи наследником, Александр вынашивал планы конституции, составляя оппозицию своему отцу. А.И. Герцен называл его «коронованным Гамлетом, которого всю жизнь преследовала тень убитого отца». Он начал царствование с ликвидации последствий деспотизма и самодурства Павла I: объявил амнистию людям, которые подверглись преследованиям при Павле (до 12 тыс. человек), снял запрет выезжать за границу, выписывать иностранную прессу, упразднил Тайную экспедицию, отменил одиозные регламентации в быту, одежде, общественном поведении и т.д. В Манифесте 12 марта 1801 г. Александр подтвердил приверженность политическому курсу Екатерины II и духу ее царствования, восстановив «Жалованную грамоту дворянству», и обещал дальнейшие реформы. Русское образованное общество с восторгом отнеслось к возвращению недолгого периода «просвещенного абсолютизма» — по словам А.С. Пушкина, то было «дней Александровых прекрасное начало».

Еще до восшествия на престол, в 1796 г., вокруг Александра сложился дружеский, «интимный» кружок молодых аристократов, близких ему по духу, среди которых были граф П.А. Строганов, его двоюродный брат Н.Н. Новосильцев, князь А.А. Чарторыйский, граф В.П. Кочубей. Собираясь тайно, они вели беседы об отмене крепостного права, необходимости республики, составляя оппозицию Павлу. С 1801 г. основная работа по подготовке реформ в либеральном направлении проходила в созданном ими Негласном комитете, своего рода совещательном органе при императоре, на который Александр опирался в первые годы своего правления.

Члены комитета настаивали на недопустимости продавать крепост­ных без земли. Высшие сановники усмотрели в подобных заявлениях подрыв устоев крепостного права, однако в 1801 г. вышел указ, запрещавший печатать объявления в «Санкт-Петербургских ведомостях» о продаже крестьян без земли и отдельно от семьи.

В первые годы царствования Александра I принимались меры к облегчению положения крестьян: по указу 1803 г. о вольных хлебопашцах помещики по собственному желанию могли отпускать на волю крестьян с землей за выкуп. Такие крестьяне поступали в разряд свободных хлебопашцев — особую категорию, занимавшую среднее положение между помещичьими и государственными крестьянами. За 25 лет в разряд свободных хлебопашцев поступило всего 47 тыс. крестьян, а за первую половину XIX в. было освобождено лишь 1,5% крепостных. Указ не изменил общей картины крепостного строя, но идеи, заложенные в нем, впоследствии легли в основу реформы 1861 г. Александр I положил конец расширению крепостного состояния, так как прекратилась введенная Екатериной II практика раздачи государствен­ных крестьян в частные руки.

Принципиальное значение имел указ 1801 г., разрешавший недворянам покупать ненаселенные земли и вести на них хозяйство с помощью наемного труда. Указ символизировал начало буржуазного землевладения в России. Однако отсутствие свободных рабочих рук определило его ничтожное практическое значение.

Другие проекты Негласного комитета также не привели к коренным реформам, ограничившись частными преобразованиями, способными лишь слегка «подновить фасад» Российской империи. Впрочем, Александр очень скоро охладел к советникам своей юности и избрал новых.

Жизненные потребности государства диктовали необходимость более серьезных реформ, первоочередной из которых было преобразование органов государственного управления. Нужны были такие звенья административной системы, которые могли бы служить задачам модернизации страны. Требовалось сменить коллегиальность на единоначалие, ввести прямую ответственность министров перед верхов­ной властью, разграничить функции министерств. В 1802 г. старые петровские коллегии, явно не соответствовавшие новым задачам, были заменены новой, европейской формой высшей исполнительной влас­ти— министерствами. Вместо прежних 12 коллегий было создано 8 первых министерств: военно-сухопутных сил, морских сил, иностранных дел, внутренних дел, коммерции, финансов, народного просвещения и юстиции. В 1810—1811 гг. были введены еще три министерства: полиции, путей сообщения и государственного контроля. В таком виде министерства просуществовали вплоть до 1917 г.

. Истинным вдохновителем дальнейших реформ был М.М. Сперанский. Благодаря исключительному уму и способностям, он, сын сельского священника, достиг самого высокого положения в обществе и получил чин действительного статского советника. Сперанский обладал универсальным знанием России — от крестьянской избы до кабинета императора. Это знание убеждало его в том, что в России не существовало свободных граждан. Даже дворянин был собственностью государства, как, впрочем, и человек, принадлежавший к любому другому сословию: «...Вместо пышного деления русского народа на различные сословия — дворян, купцов, мещан — я нахожу только два класса: рабов самодержца и рабов землевладельца. Первые свободны только сравнительно с последними; в действительности же в России нет свободных людей, исключая нищих и философов», — писал Сперанский.

В уничтожении рабства Сперанский видел не просто проявление гуманности, а государственную необходимость: сначала нужны гражданские свободы, а потом — блага просвещения. Но он был против внезапного и всеобщего освобождения крестьян, считая, что ему должно предшествовать создание в первую очередь статуса свободного человека и гражданина, что возможно лишь в условиях политической свободы, через переход России к конституционным формам правления.

Государственная деятельность Сперанского началась в 1802 г. с составления всех манифестов нового царствования. В 1808 г. Александр, охладевший к работе Негласного комитета, поручил Сперанскому разработку плана преобразования России. К октябрю 1809 г. им был представлен проект «Введения к уложению государственных законов». Главным в проекте был принцип разделения властей — законодательной, исполнительной и судебной — при независимости судеб­ной власти и ответственности исполнительной власти перед законодательной. Осуществление проекта поставило бы Россию в правовом отношении на уровень передовых западноевропейских держав.

С 1808 по 1812 г. М.М. Сперанский подал на высочайшее рассмотрение множество проектов, в которых содержалась программа создания общества с равными для всех гражданскими правами, общества свободных реально, а не «по отношению». По сути дела он предложил программу, согласно которой Россия должна была стать страной с представительным правлением. Убеждение, что принципы гражданской свободы и частной собственности не могут быть гарантированы одной только доброй волей монарха, делало его сторонником перехода к конституционным формам правления в России.

М.М. Сперанский обосновывал необходимость создания выборной Государственной думы и Государственного совета с совещательными правами, которые стали бы связующим звеном между императором и органами центрального и местного управления. Деятельность Сперанского имела многочисленных противников. Хотя он не покушался на полноту самодержавной власти, консервативно настроенная часть дворянства увидела в его проектах покушение на собственные привилегии. В правительственных кругах Сперанскому противостоял близкий к Александру I реакционер А.А. Аракчеев, впервые выдвинувшийся еще при Павле I и стремившийся к укреплению личной власти императора путем дальнейшего развития бюрократической системы.

Все воплощенные идеи М.М. Сперанского свелись к учреждению в 1810 г. Государственного совета — законосовещательного органа при императоре. Прерогатива законодательной инициативы и окончательного утверждения законов оставалась за императором. Члены Государственного совета не избирались, а назначались императором из числа высших сановников. В таком виде Государственный совет просуществовал до 1906 г.

Общественная борьба вокруг проектов закончилась победой противников М.М. Сперанского, который в 1812 г...был отстранен от дел и отправлен в ссылку в Пермь. Предлогом к отстранению стало абсурдное обвинение его в шпионаже в пользу Франции, что, возможно, было навеяно неосторожной шуткой Наполеона в беседе с Александром I в 1808 г. в Эрфурте: «Не угодно ли вам, государь, обменять мне этого человека на какое-нибудь королевство?». Не остался незамеченным и интерес Сперанского при составлении проектов преобразова­ний государственного строя России к Кодексу Наполеона, наиболее прогрессивному в то время законодательству, принятому- , во Франции и завоеванных Наполеоном странах. Это и дало недоброжелателям повод обвинить его в симпатии к французам. Место М.М. Сперанского у императорского престола занял А.А. Аракчеев.

Консервативные идеи в России защищал и выдвигал писатель и историк Н.М. Карамзин, занимавший положение «придворного историографа». Карамзин избрал своей трибуной журнал «Вестник Европы», политическая программа которого не совпадала с официальным правительственным курсом тех лет. С одной стороны, он старался всячески расширить те каналы, через которые могли проникнуть в Россию либеральные идеи. Карамзин способствовал утверждению в сознании части русского общества либерального мышления. Помещаемый в журнале материал нередко в косвенной форме посвящался обсуждению остроактуальных, а иногда и опасных в цензурном отношении вопросов внутренней жизни России. Именно этим объясняется необычайная для того времени популярность журнала.

С другой стороны, Карамзин находил свой политический идеал в сильной монархической власти, и поэтому думал об осуществлении либеральных принципов исключительно в рамках абсолютной монархии, полностью и решительно отвергая конституционализм и любую возможность ограничения абсолютной власти самодержца. Его записка «О древней и новой России» обосновывала незыблемость самодержавия и крепостничества, преимущества старых порядков: «Россия не Англия, даже и не Царство Польское... Самодержавие есть душа, жизнь ее».

Своеобразие политических воззрений Карамзина состояло в том, что он считал для абсолютной монархии необходимым принять основные требования либерализма в качестве правительственной программы или даже основных принципов, на которых построено государство, и обращал внимание русских монархов на необходимость либеральных реформ. Но поскольку его политическая программа содержала требования либерализма лишь в той мере, в которой они были совместимы с самодержавием, то объективно она носила консервативный характер.

Н.М. Карамзину был свойствен консервативный подход и к вопросу об освобождении крестьян, против которого он выдвигал ряд аргументов. Карамзин справедливо полагал, что раскрепощать значит делать свободными. Но при отсутствии статуса свободного гражданина раскрепощенный крестьянин попадал в зависимость непосредственно от государства и, сменив бремя одного тягла на другое, оставался связанным узами крепостного строя, в то время как для помещиков отмена крепостного права означала бы освобождение от многочисленных обязанностей по отношению к крестьянам. Личный опыт Карамзина подтверждал, что при отсутствии крестьянской собственности на землю свобода превращалась в свободу бездельничать и пить. При существовавшем положении вещей развитие сельского хозяйства, а тем самым и благополучие крестьян, попрежнему зависело от помещиков в рамках крепостного права. Таким образом, Сперанский и Карамзин выражали соответственно либеральную и консервативную точки зрения по важнейшим вопросам общественной жизни России.

В александровский век «просвещенного абсолютизма» заметным становится прогресс в сфере образования и просвещения. В начале своего правления Александр I осуществил реформу образования. Он расширил возможности обучения за границей и использовал государственные средства для закупки иностранной учебной литературы. Были открыты границы для множества учителей-иностранцев, среди которых преобладали французы, бежавшие от революции и Наполеона. Их стало так много, что слово «француз» стало восприниматься как профессия.

Создание системы светского образования было частью государственной политики, отвечавшей запросам общества. В рамках ее в 1802 г. было учреждено министерство народного просвещения.

Высшим научным и учебным центром должны были стать университеты, роль которых в русской культуре XIX в. очень высока. В добавление к Московскому открылись новые университеты — в Петербурге, Казани, Харькове, Вильно и Дерпте (Юрьеве, ныне Тарту), по одному в каждом из шести учебных округов, чуть позднее — в Киеве.

В 1804 г. был принят первый университетский устав, вводивший самоуправление университетов. Уставы университетов предполагали довольно широкую автономию в решении научных и административных вопросов их внутренней жизни. Они готовили кадры учителей, чиновников для гражданской службы, медиков.

Каждый из шести учебных округов представлял своеобразную просветительскую систему, в которую входили университетские библиотеки и музеи, типографии и издательства, гимназии и учительские семинарии, книжные лавки. Университеты сами выпускали учебную, художественную литературу, отечественную и иностранную, журналы и газеты. Университетская типография и библиотека, музей и ботанический сад выполняли образовательные и просветительские задачи в своем округе. До открытия в Петербурге первой публичной библиотеки все книжные собрания находились в исключительном владении университетов.

К университетам приравнивались привилегированные средние учебные заведения, такие как Демидовский лицей в Ярославле и Царско­сельский лицей, открывший двери для своих воспитанников в 1811 г. в императорской летней резиденции под Петербургом. Это было закрытое привилегированное заведение, где с 10—12 лет учились дети именитых дворян в течение шести лет на полном пансионе. Они получали образование с государственным уклоном, и многие выпускники в дальнейшем становились высокопоставленными чиновниками. В разное время здесь учились А.С. Пушкин, В.К. Кюхельбекер, И.И. Пущин, А.А. Дельвиг, дипломат A.M. Горчаков, министр народного просвещения Д.А. Толстой, М.Е. Салтыков-Щедрин. В 1843 г. Царскосельский лицей получил название Императорского Александровского и был переведен в Петербург.

К концу XIX в. были открыты новые университеты в Одессе (Новороссийский на основе Ришельевского лицея) и в Томске, а в начале XX в. — в Саратове, и число их достигло десяти.

Общественная жизнь студенческой среды в Александровскую эпоху была весьма активной. Роль университетов в просветительской деятельности была исключительно велика: идеи французских просветителей звучали с профессорских кафедр. Громадное значение в распространении просветительской идеологии сыграло «Вольное общество любителей словесности, наук и художеств», членами которого были А.Х. Востоков, И.И. Пнин, сын А.Н. Радищева Н.А. Радищев, Г.А. Глинка, А.Ф. Мерзляков, К.Н. Батюшков. С 1805 г. его почетными членами были Г.Р. Державин, М.М. Херасков, Н.М. Карамзин, А.С. Шишков.

В задачу министерства просвещения входило создание за короткий срок системы народного образования, отвечающего потребностям страны и современному уровню педагогической науки. Были увеличены государственные средства на образование. В 1803—1804 гг. проведена реформа народного образования. Отныне обучение распространялось на все сословия, причем на низших ступенях бесплатно. Согласно новому положению об устройстве учебных заведений Россия, как сказано, делилась на шесть учебных округов. Все общеобразовательные школы подразделялись на три разряда: одногодичные приходские (сельские), трехклассные уездные училища и семиклассные губернские гимназии. Важно, что программа обучения обеспечивала преемственность и непрерывность обучения. С юридической точки зрения государственное образование было закрыто только для крепостных. В 1808 г. проведена реформа духовного образования. Единственная из реформ М.М. Сперанского, доведенная до конца, она создала систему духовных учебных заведений, аналогичную светской, и была направ­лена против средневековой схоластики. Школьное образование для детей священнослужителей становится обязательным, а духовное образование все более приобретает сословный характер.

Цензурный устав 1804 г. считается самым либеральным в России XIX в.: цензура вводилась «не для стеснения свободы мыслить и писать, а единственно для принятия пристойных мер против злоупотребления оного». Расширилась издательская деятельность, появились новые журналы и литературные альманахи, печатались переводы западных философов, экономистов, социологов, юристов. В столицах открылись частные библиотеки для чтения. В 1814 г. для читателей открылась Императорская публичная библиотека (сейчас — Российская национальная библиотека) в Петербурге, огромный книжный фонд которой насчитывал 243 тыс. томов.




  1. Sandra

    Для Александра 1 была характерна двойственность во всем: жизнь на два двора, способствовавшая формированию двуличного характера, а также и политика. Начало правления ознаменовано либеральным реформами, конец – консервативными. Тем не менее, значение некоторых из этих реформ оказали передовое влияние на развитие нашей страны. Впервые был поднят вопрос об облегчении участи крепостных крестьян, были приняты законы, запрещающие жестокое обращение с ними и продажу их без земли. Система образования также, благодаря усилиям императора, стала более доступной и последовательной.

  2. Марта

    К слову о двойственности Александра первого. Неизвестно даже умер он в 1825 году или нет. Есть версия того, что он инсценировал свою смерть, а после этого уехал жить в Сибирь и прожил там 50 лет. Вот такой человек.

  3. Павел

    В продолжение затронутой вами темы о возможных версиях смерти императора Александра, хотел отметить, что подобных теорий существует несколько. В соответствии с одной из них, появившейся сразу после смерти, Александр бежал под скрытием в Киев и и в дальнейшем жил там. По другой, возникшей уже в в 1830—1840-х годах Александр, якобы измученный угрызениями совести (как соучастник убийства своего отца), инсценировал свою смерть вдалеке от столицы и начал скитальческую, отшельническую жизнь под именем старца Фёдора Кузьмича.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.