Культура в первое послеоктябрьское десятилетие


Культура в период гражданской войны

Одну из важнейших задач в области культуры советское правительство видело в ликвидации культурной отсталости населения. Была сформирована новая система управления культурой. Руководство всей духовной жизнью общества передавалось в руки Наркомата просвещения. Его возглавлял А. В. Луначарский — видный деятель РКП(б), литературный критик и публицист. При местных Советах создавались отделы народного образования. Позднее был организован агитационно-пропагандистский отдел при ЦК РКП(б). В его обязанность входило партийное руководство развитием культуры.

С первых дней существования Наркомпроса одним из направлений его деятельности стала работа по охране художественных и исторических ценностей. Был создан Государственный совет по заведованию музеями и дворцами республики. В его обязанность входил контроль над деятельностью музеев, которых в стране насчитывалось свыше 150. К работе совета были привлечены многие известные деятели искусства, в частности художники А. Н. Бенуа, А. М. Васнецов и В. Д. Поленов, архитекторы Р. И. Клейн и В. А. Щуко. При их участии проводилась национализация частных художественных собраний, театров, предприятий фотокинопромышленности. Государственными музеями объявлялись Зимний дворец (Эрмитаж), Третьяковская галерея, Музей изящных искусств. Были закрыты частные издательства и создано государственное издательство (1919 г.), осуществлявшее публикацию учебной литературы, сочинений русских классиков и т.д.

Революционные события 1917 г. и гражданская война не остановили процессы художественного развития. Они оказали глубокое и неоднозначное воздействие на все сферы творческой деятельности. В области культуры появились новые тенденции. Ранее возникшие группы футуристов и имажинистов объявили себя представителями революционного искусства. Со страниц газеты «Искусство коммуны» поэты-имажинисты призывали к разрушению литературного «старья», к диктатуре «левого искусства». Во многих городах получило распространение пролеткультовское движение. Пролеткульт (пролетарская культура) представлял собой культурно-просветительную и литературно-художественную организацию, возникшую осенью 1917 г. Руководители Пролеткульта (А. А, Богданов, В. Ф. Плетнев и др.) видели главную цель его деятельности в создании пролетарской культуры, противопоставляя ее всей предшествовавшей художественной культуре. Кружки и студии Пролеткульта приобщали к литературе, театральному и изобразительному искусству широкие массы трудящихся, выявляли среди них будущих поэтов, писателей, художников, актеров. Пролеткультовцы издавали свои журналы — «Гудки», «Пролетарская культура» и др. Публиковались сборники стихов пролетарских поэтов; например, были изданы книги А. К. Гастева «Поэзия рабочего удара» и В. Т. Кириллова «Зори грядущего». В 1920 г. в пролеткультовском движении участвовали около 400 тыс. человек.

Создавались и довольно быстро распадались другие литературные группировки. Так, например, в течение 1917—1918 гг. действовала группа «Скифы», в рядах которой находились М. М. Пришвин, Н. А. Клюев, С. А. Есенин. Осмыслить происшедшие события пытались в своем творчестве поэты А. А. Блок (поэма «Двенадцать») и В. В. Маяковский (поэма «Мистерия-буфф»), художники К. С. Петров-Водкин (картина «1918 год в Петрограде») и К. Ф. Юон («Новая планета»).

Заметным явлением в художественной жизни первых послереволюционных лет была монументальная пропаганда. Принятый в 1918 г. декрет о монументальной пропаганде предусматривал уничтожение сооруженных до 1917 г. памятников «в честь царей и их слуг» и возведение памятников революционерам, деятелям русской и мировой культуры. Авторами новых монументов были известные скульпторы Н. А. Андреев (Обелиск советской Конституции в Москве), С. Д. Меркуров (памятники К А. Тимирязеву и Ф. М. Достоевскому), Л. В. Шервуд (памятник А. Н. Радищеву).

Представители российской интеллигенции по-разному восприняли революционные события 1917 г. и последовавшие вслед за тем политические и социально-экономические изменения. Интеллигенция, составлявшая 2,2% общего состава населения страны, была неоднородна по своему социальному положению и общественно-политическим воззрениям. Вопрос о сущности революции, о судьбах культурного наследия, об отношении к новой власти рассматривался в ее кругах по-разному. Разгон Учредительного собрания, система чрезвычаек оттолкнули от большевиков многих представителей культуры. Не выдержали лишений либо не приняли нового режима и покинули Россию писатели И. А. Бунин и Д. С. Мережковский, авиаконструктор И. И. Сикорский и академик Петербургской академии наук химик П. И. Вальден. В то же время часть леворадикальной интеллигенции поддержала новую власть, встала на путь профессионального сотрудничества с ней (естествоиспытатель К. А. Тимирязев, поэты В. В. Маяковский и В. Я. Брюсов). Руководители страны понимали необходимость совместной работы с деятелями науки и искусства и принимали меры по вовлечению их в органы государственной власти.

Условия развития культуры в годы нэпа

С завершением гражданской войны и переходом к нэпу наметились новые тенденции в развитии культуры. В условиях либерализации общественной сферы повысилась активность интеллигенции. Проводились публичные диспуты по вопросам о роли религии, о судьбах интеллигенции в новой России. Оживилась деятельность ранее созданных научных обществ (философских, исторических). Возникали новые общественные объединения — научные, творческие, культурно-просветительные. Тысячи людей участвовали, например, в работе Международной организации помощи борцам революции (МОПР), в шефских рабочих организациях, обществе друзей радио и т. п.

В крупных городах действовали частные и кооперативные издательства («Былое», «Огни», издательство Гржебина и др.). В негосударственных издательствах, которых в 1922 г. насчитывалось свыше 200, печатались философские и экономические журналы, литературные альманахи и сборники, книги для детей и учебная литература. Была денационализирована часть зрелищных предприятий. Коллективам и частным лицам были переданы около 30% общего числа действующих кинотеатров, театров, художественных школ.

Процесс либерализации общественной жизни был непоследовательным и противоречивым. Руководители страны опасались, что свобода мнений может привести к расширению деятельности противников советского режима. С целью противостояния буржуазной идеологии были организованы политшколы, совпартшколы, комуниверситеты[i]. Для пропаганды марксистской философии и борьбы с философским идеализмом было создано общество воинствующих материалистов (1924 г.). С середины 20-х годов работа частных издательств, так же как и общественных организаций, стала ограничиваться. Был установлен контроль над печатью, деятельностью издательств, репертуаром кино и театров.

Образование и наука

Одним из центральных направлений политики в области культуры была работа по ликвидации неграмотности среди населения. Накануне Октября 1917 г. примерно ¾ всего взрослого населения России не умели ни читать, ни писать. Особенно много неграмотных было в сельской местности и национальных районах.

С конца 1918 г. началась реорганизация системы народного образования. Ликвидировались гимназии, реальные училища, церковноприходские и земские школы. На их месте создавалась единая для всей страны трудовая школа из двух ступеней (со сроком обучения пять лет и четыре года). Плата за обучение отменялась.

В конце 1919 г. правительство приняло декрет «О ликвидации неграмотности среди населения России». Закон обязывал всех граждан в возрасте от 8 до 50 лет, не умеющих читать и писать, обучаться грамоте на родном или русском языке. Уклоняющиеся от этой обязанности могли быть привлечены к уголовной ответственности.

Была создана Всероссийская чрезвычайная комиссия по ликвидации безграмотности. Вместе с Наркомпросом она возглавила развернувшуюся в стране работу по обучению грамоте населения. В городах и сельской местности создавались пункты ликбеза для обучения неграмотных чтению и письму. Однако эта работа осложнялась недостатком финансовых средств, слабостью материальной базы, нехваткой педагогических кадров. В этих условиях большую помощь в борьбе с неграмотностью оказали общественные организации. В 1923 г. возникло общество «Долой неграмотность». Свыше 1,2 млн. человек объединяли городские шефские организации, призванные помогать деревне в подъеме культуры.

В условиях нэпа были увеличены ассигнования на развитие образования и на работу по ликвидации неграмотности. В 1925 г. правительство приняло закон, предусматривающий введение в стране всеобщего начального обучения и расширение сети школ. Проведенная в 1926 г. Всесоюзная перепись населения зафиксировала значительное увеличение числа лиц, умеющих читать и писать. Численность грамотного населения в возрасте старше 9 лет достигла 51,1% (в 1897 г.— 24%). Несколько сократился разрыв в уровне грамотности между жителями города и деревни.

Преобразования коснулись высшей школы. Были введены новые правила приема в вузы. Зачисление студентов проводилось без экзаменов и без документов о среднем образовании. Преимуществами при поступлении в вузы пользовалась молодежь из среды рабочих и крестьян. В 1919 г. с целью повышения общеобразовательной подготовки для поступающих в вузы создавались рабочие факультеты (рабфаки). Реформа высшей школы должна была способствовать созданию новой, рабоче-крестьянской интеллигенции.

Уделялось внимание восстановлению научного потенциала страны. Были открыты новые научно-исследовательские институты. Среди чих — действующие поныне Физико-химический, Физико-технический (сейчас — имени А. Ф. Иоффе), Центральный аэрогидродинамический (ЦАГИ) институты. Участие в организации новых исследовательских центров приняли известные ученые: крупный теоретик в области авиации Н. Е. Жуковский, физик А. Ф. Иоффе и др. Создавалась библиотека Социалистической академии общественных наук, преобразованная позднее в Фундаментальную библиотеку общественных наук АН СССР (с 1969 г. Институт научной информации по общественным наукам — ИНИОН). В условиях гражданской войны, голода и нехватки ресурсов отдача от работы исследовательских институтов была невелика. Правительство предпринимало попытки по улучшению быта ученых путем введения натуральных пайков, повышенных окладов. Но меры эти были эпизодичны и не могли изменить тяжелою положения научных кадров. Лишь после окончания гражданской войны появились условия для становления науки. Выли основаны новые институты в системе Российской академии наук, которая с 1925 г. стала именоваться Академией наук СССР.

Литература и искусство

Художественная жизнь 20-х годов развивалась сложно, в борьбе художественных взглядов и систем. Со своими декларациями выступили литературные группировки футуристов, лефовцев, конструктивистов. Общим для них был взгляд на искусство как на средство преобразования мира. Порвавшие с Пролеткультом писатели и поэты (М. П. Герасимов, В. В. Казин, И. Н. Садофьев и др.) организовали литературное объединение «Кузница» (по названию одноименного журнала). Группа объявила себя единственной организацией, выражающей интересы революционного рабочею класса.

В начале 20-х годов возникли российская и московская пролетарские писательские ассоциации (РАПП и МАПП). Руководители обеих организаций видели одну из задач объединяемых ими литераторов в воздействии на читателя в «сторону коммунистических задач пролетариата».

Идентичные процессы происходили в сфере музыкальной жизни. За отражение в творчестве композиторов тем, связанных с созданием нового общества, выступала Российская ассоциация пролетарских музыкантов (РАПМ). Ассоциации проявляли нетерпимость в отношении так называемых непролетарских писателей и композиторов. Борьбу за «чистоту» пролетарского искусства вела Российская ассоциация пролетарских художников (РАПХ).

Входившие в состав пролетарских творческих групп музыканты, литераторы, художники стремились отразить в своем творчестве современную им действительность. На художественных выставках демонстрировались картины «Тяжелая индустрия» Ю. И. Пименова и «Тачанка» М. Б. Грекова. В театрах ставилась политическая оперетта «Белые и черные» В. Шмидтгофа и С. Тимошенко; «Мистерия-буфф» В. Маяковского. Деятели искусства стремились к утверждению агитационно-пропагандистских форм на театральной сцене. Поиски нового зрелищного театра отразились наиболее полно в постановках режиссера В. Э. Мейерхольда.

Многие писатели и драматурги 20-х годов обращались к историческому прошлому страны (романы А. П. Чапыгина «Разин Степан» и О. Д. Форш «Одеты камнем»). Тема минувшей гражданской войны заняла большое место в творчестве писателя М. А. Булгакова (роман «Белая гвардия», пьеса «Бег») и драматурга К. А. Тренева (пьеса «Любовь Яровая»).

Внутренняя перестройка произошла в поэзии С. А. Есенина и Н. Н. Асеева. В их произведения прочно вошла тема повседневной жизни.

К концу 20-х годов в творчестве подавляющей части художественной интеллигенции твердо определилась новая тематика. Наметился отход от прежнего негативного отношения ко всему предшествующему искусству.




  1. Rjvbccfh

    В первое десятилетие после Октябрьской революции для культуры выдалось «разухабистым». С одной стороны, воля, данная новой властью, затмила берега, с другой стороны, это привело к потере насущных ориентиров. Скоро власть опомнилась. Отметая прошлую культуру, быстро установила грани и определила цели.

  2. belonog-2016

    Политика и жизнь государства в целом всегда находила отражение в культуре.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.