Культ личности


Страна начинала ощущать благотворные результаты сверхчелове­ческого созидательного усилия, предпринятого в начале 30-х гг., в сочетании с последующей корректировкой наиболее экстремистских установок первой пятилетки. Жизнь становилась не такой тяжелой. У делегата VII конгресса Коминтерна, приехавшего в СССР после нескольких лет отсутствия, сложилось следующее впечатление: «Москва совсем преобразилась: множество домов снесено, на месте разрушенных кварталов выросли необъятные здания... Ощущение огромной силы и омоложения... Одежда и питание тоже совершенно изменились. Люди носят галстуки и едят, как во времена до карточек. Ноч­ные рестораны с оркестром открыты повсюду, как во время нэпа: танцы, танго... Спад напряженности напоминает — с учетом пропорций и совершенно новых условий — тот... который сопутствовал оконча­нию военного коммунизма». Разумеется, до благополучия было далеко; да и Москва — это еще не вся страна. Тот же наблюдатель отмечал: «Напротив, внешний вид деревень на всем пути от Минска до Москвы мало изменился». В целом все же успехи были значительны.

Экономический рост способствовал росту сталинского культа, который приобретал все более исступленный характер. Речь шла не просто о нарастании интенсивности, а скорее о качественной перемене в самом цезаризме Сталина. До этого момента это явление было связано преимущественно с партией, ее внутренней жизнью и руководящей ролью в обществе; теперь характер его менялся и устанавли­валась все более прямая связь между вождем и нацией: связь через голову партии и потому ведущая к принижению роли партии. Чтение прессы той поры очень поучительно с этой точки зрения. Почти каждый день «Правда» помещала фотографию или нарисованный портрет Сталина: для этого годился любой предлог, но порой дело обхо­дилось и вовсе без предлога. Все чаще на такого рода изображениях Сталин был окружен группами людей, олицетворявших, по замыслу авторов, весь народ в целом или наиболее выдающиеся его успехи и достижения: рабочими-стахановцами, передовыми колхозниками, молодыми техническими специалистами, женщинами-общественницами, военными, летчиками и т. д. В 1935 г. на экраны впервые вышел фильм, в котором, вопреки существовавшему обыкновению не выводить на сцене живущих деятелей, в числе персонажей фигурировал Сталин: фильм показывал колхозную жизнь в слащаво-розовых тонах. Когда трудящиеся какого-нибудь предприятия или отрасли извещали о достигнутых ими успехах или брали на себя производственные обязательства, то делалось это в форме письма, адресованного лично Сталину и целиком воспроизводящегося в газетах; эти публикации также были почти ежедневными. Железнодорожники, которыми руководил Каганович, писали: «Великому машинисту локомотива революции, товарищу Сталину».

У истоков всего этого стоял сам Сталин. Публично он выступал довольно редко; тем более показательны те немногие речи, которые были преданы гласности. Одну из них Сталин произнес 4 мая 1935 г. на выпуске академиков Красной Армии. «...Слишком много говорят у нас о заслугах руководителей, — начал он, — о заслугах вождей». Далее он защищал проводившуюся под его руководством политику предыдущих лет, когда благосостояние народа было принесено в жертву промышленному развитию во имя высших интересов исторического прогресса страны. К сожалению, добавил он, «страна наша получила бы эффекта втрое и вчетверо больше, чем она имеет теперь», если бы во главе заводов и фабрик, колхозов, армии стояли более умелые люди, кадры, «способные оседлать новую технику». Кто же был виноват в том, что их не было? Виновато, отвечал Сталин, «безобразное отношение к людям, к кадрам, к работникам, которое наблюдаем нередко в нашей практике», тот факт, что у нас не научились еще ценить людей, наконец, «бездушно-бюрократическое и прямо безобразное отношение к работникам», неспособность руководителей ценить их по их истинным достоинствам.

Подобная речь может показаться парадоксом, если учесть, что она была произнесена в момент, когда культ вождя был почти в зените, и накануне тех самых массовых репрессий, в ходе которых под руководством Сталина будут истреблены целые когорты кадров молодого советского общества. А между тем она отвечала неумолимой логике утверждавшейся личной власти. Сам вождь еще раз взывал к мотивам недовольства, реально существующим в стране, чтобы ослабить позиции руководителей промежуточного звена, с которыми у него были совсем другие счеты. Уже довольно долгое время его полемические выпады были нацелены не столько против старых оппозиционеров, сколько — в более общей форме — против некоторых «наших товарищей», которым не хватило «нервов, терпения и выдержки» и которые «после первых же затруднений стали звать к отступлению».




  1. romanov

    Оформление культа личности — процесс очень странный и необычный. В мировой истории очень мало схожих примеров и нет совсем в точности повторяющих эту ситуацию. Предсказуемым был и обратный эффект — развенчание культа Сталина, вопрос был только во временных рамках, когда это произойдет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.