Русская культура ХIII—XV вв


В русской культуре XIII—XV вв. отчетливо прослеживаются два этапа. Внутренним рубежом в развитии культуры XIII—XV вв. явилась Куликовская битва (1380). Если для первого этапа характерны стагнация и падение после страшного удара монгольских полчищ, то после 1380 г. начинается ее динамичный подъем, в котором прослеживается начало слияния местных художественных школ в общемосковскую, общерусскую культуру.

Устное народное творчество
. В период борьбы с монгольскими завоевателями и золотоордынским игом обращение к былинам и сказаниям киевского цикла, в которых яркими красками описывались битвы с врагами Древней Руси и славился ратный подвиг народа, придавало русским людям новые силы. Древние былины обрели глубокий смысл, зажили второй жизнью. Новые легенды (такие, как, например, «Сказание о невидимом граде Китеже» — городе, ушедшем на дно озера вместе со своими храбрыми защитниками, не сдавшимися врагам, и ставшем для них невидимым), звали русских людей на борьбу за свержение ненавистного золотоордынского ига. Складывается жанр поэтических исторических песен. К их числу относится «Песня о Щелкане Дудентьевиче», которая рассказывает о восстании в Твери в 1327 г.

Летописание. В условиях, когда шло восстановление хозяйства и наметился его подъем, все более необходимыми становятся деловые записи. С XIV в. начинается использование бумаги вместо дорогого пергамента. Рост потребностей в записях, появление бумаги повлекли за собой ускорение письма. На смену «уставу», когда буквы квадратной формы выписывались с геометрической точностью и торжественностью, приходит полуустав — более свободное и беглое письмо, а с XV в. появляется скоропись, близкая к современному письму. Наряду с бумагой в особо важных случаях продолжали использовать пергамент, различные виды черновых и бытовых записей делались, как и раньше, на бересте.

Как уже отмечалось, в Новгороде летописание не прерывалось даже в период монголо-татарского нашествия и ига. В конце XIII — начале XIV в. возникли новые центры летописания. С 1325 г. летописные записи стали вестись и в Москве. В период складывания единого государства с центром в Москве возросла роль летописания. Когда Иван III шел походом на Новгород, он не случайно взял с собой дьяка Степана Бородатого: тот мог хорошо «говорить по летописцам вины новгородские», т. е. доказать на основе летописи необ- ходимость присоединения Новгорода к Москве.

В 1408 г. был составлен общерусский летописный свод, так называемая Троицкая летопись, погибшая в московском пожаре 1812 г., а к 1479 г. относят создание Московского летописного свода. В основе их — идея общерусского единства, исторической роли Москвы в государственном объединении всех русских земель, преемственность традиций Киева и Владимира.

Интерес к всемирной истории, стремление определить свое место среди народов мира вызвали появление хронографов — сочинений по всемирной истории. Первый русский хронограф был составлен в 1442 г. Пахомием Логофетом.

Исторические повести. Распространенным литературным жанром того времени были исторические повести. В них рассказывалось о деятельности реальных исторических лиц, конкретных исторических фактах и событиях. Повесть нередко являлась как бы частью летописного текста. Широкую известность до Куликовской победы получили повесть «О битве на Калке», «Повесть о разорении Рязани Батыем» (в ней рассказывалось о подвиге рязанского богатыря Евпатия Коловрата), повести об Александре Невском и др.

Блистательной победе Дмитрия Донского в 1380 г. посвящен цикл исторических повестей (например, «Сказание о Мамаевом побоище»). Софоний Рязанец создал знаменитую патетическую поэму «Задонщина», построенную по образцу «Слова о полку Игореве». Но если в «Слове» описывалось поражение русских, то в «Задонщине» — их победа.

В период объединения русских земель вокруг Москвы расцвел жанр житийной литературы. Талантливые писатели Пахомий Логофет и Епифаний Премудрый составили жизнеописания крупнейших церковных деятелей Руси: митрополита Петра, перенесшего центр митрополии в Москву, Сергия Радонежского — основателя Троице-Сергиева монастыря, поддержавшего великого Московского князя в борьбе с ордынцами, с чьим именем связано формирование русского национального самосознания.

«Хождение за три моря» (1466—1472) тверского купца Афанасия Никитина — первое в европейской литературе описание Индии. Свое путешествие Афанасий Никитин совершил за 30 лет до открытия пути в Индию португальцем Васко да Гамой.

Архитектура. Раньше, чем в других землях, возобновилось каменное строительство в Новгороде и Пскове. Используя предшествующие традиции, новгородцы и псковичи возводили десятки небольших по размеру храмов. Среди них такие значительные памятники архитектуры и живописи того времени, как церкви Федора Стратилата на Ручье (1361) и Спаса на Ильине улице (1374) в Новгороде, церковь Василия на Горке (1410) в Пскове. Обилие декоративных украшений на стенах, общая нарядность, праздничность характерны для этих построек. Яркая и самобытная архитектура Новгорода и Пскова практически не изменялась в течение столетий. Эту устойчивость архитектурно-художественных вкусов специалисты объясняют консерватизмом новгородского боярства, стремившегося сохранить независимость от Москвы. Отсюда ориентация главным образом на местные традиции.

Первые каменные постройки в Московском княжестве относятся к XIV—XV столетиям. Дошедшие до нас храмы: Успенский собор (1400) и собор Саввино-Сторожевского монастыря (1405) в Звенигороде, Троицкий собор Троице-Сергиева монастыря (1422), собор Андроникова монастыря в Москве (1427) — продолжали традиции владимиро-суздальского белокаменного зодчества. Накопленный опыт позволил успешно выполнить важнейший заказ великого московского князя — создать могучий, полный величия, достоинства и силы Московский Кремль.

Первые белокаменные стены Московского Кремля были возведены еще при Дмитрии Донском, в 1367 г. Однако после нашествия Тохтамыша в 1382 г. кремлевские укрепления сильно пострадали. Столетие спустя грандиозное строительство в Москве с участием итальянских мастеров, занимавших тогда ведущее место в Европе, завершилось созданием в конце XV — начале XVI в. ансамбля Московского Кремля, сохранившегося до наших дней.

Территория Кремля в 27,5 га была защищена стеной из красною кирпича, длина которой достигала 2,25 км, толщина стен — 3,5—6,5 м, а их высота — 5—19 м. Тогда же, в XV в., были возведены 18 башен из ныне существующих 20. Башни имели четырехскатные крыши. Кремль занимал место на мысу при впадении реки Неглинной (заключенной сейчас в коллектор) в Москва-реку. Со стороны Красной площади был сооружен ров, соединивший обе реки. Таким образом, Кремль оказался как бы на острове. Это была одна из крупнейших в мире крепостей, построенная по всем правилам тогдашней фортификационной науки. Под укрытием мощных стен были возведены дворцы великого князя и митрополита, здания государственных учреждений, монастыри.

Сердце Кремля — Соборная площадь, на которую выходят главные соборы; его центральным сооружением является колокольня Ивана Великого (окончательно достроена при Борисе Годунове, достигает в высоту 81 м).

В 1475—1479 гг. был сооружен главный собор Московского Кремля — Успенский. Храм начали строить еще псковские мастера (1471). Небольшой «трус» (землетрясение) в Москве разрушил стены здания. Возведение Успенского собора поручили талантливому зодчему итальянского Возрождения Аристотелю Фиораванти. Образцом ему послужил Успенский собор во Владимире. В Успенском соборе Московского Кремля Фиорованти сумел органично соединить традиции и принципы русского (прежде всего владимиро-суздальского) зодчества и передовые технические достижения европейской архитектуры. Величественный пятиглавый Успенский собор являлся крупнейшим общественным зданием того времени. Здесь цари венчались на царство, собирались Земские соборы, объявлялись важнейшие государственные решения.

В 1481—1489 гг. псковские мастера возвели Благовещенский собор — домовую церковь московских государей. Неподалеку от него, также на Соборной площади, под руководством итальянца Алевиза Нового была сооружена усыпальница Московских великих князей — Архангельский собор (1505—1509). Если план здания и его конструкции выполнены в традициях древнерусской архитектуры, то внешнее убранство собора напоминает настенные украшения венецианских дворцов. Тогда же была построена Грановитая палата (1487—1491). Она получила свое название от граней, украсивших наружные стены. Грановитая палата являлась частью царского дворца, его тронным залом. Почти квадратный зал, стены которого опираются на возведенный в центре массивный четырехгранный столб, занимает площадь около 500 кв. м и имеет высоту 9 м. Здесь представляли царю иностранных послов, проводили приемы, принимались важные решения.

Живопись. Слияние местных художественных школ в общерусскую наблюдалось и в живописи. Это был длительный процесс, его следы отмечены и в XVI, и в XVII вв.

В XIV в. в Новгороде и Москве работал замечательный художник Феофан Грек, приехавший из Византии. Дошедшие до нас фресковые росписи Феофана Грека в новгородской церкви Спаса на Ильине улице отличаются необычайной выразительной силой, экспрессией, аскетизмом, возвышенностью человеческого духа. Феофан Грек умел сильными длинными мазками своей кисти, резкими «пробелами» создать эмоциональное напряжение, достигающее трагизма. Русские люди приходили специально наблюдать за работой Феофана Грека. Зрителей поражало, что великий мастер писал свои произведения, не используя иконописные образцы.

Высший подъем русского иконописного искусства связан с творчеством современника Феофана Грека — гениального русского художника Андрея Рублева. К сожалению, почти не сохранилось сведений о жизни выдающегося мастера.

Андрей Рублев жил на рубеже XIV—XV вв. Его творчество было вдохновлено замечательной победой на Куликовом поле, экономическим подъемом Московской Руси, ростом самосознания русского народа. Философская глубина, внутреннее достоинство и сила, идеи единства и мира между людьми, человечность отразились в произведениях художника. Гармоничное, мягкое сочетание нежных, чистых красок создает впечатление цельности и законченности его образов. Знаменитая «Троица» (хранится в Третьяковской галерее), ставшая одной из вершин мирового искусства, воплощает основные черты и принципы живописной манеры Андрея Рублева. Совершенные образы «Троицы» символизируют мысль о единстве мира и человечества.

Кисти Андрея Рублева принадлежат также дошедшие до нас фресковая роспись Успенского собора во Владимире, иконы Звенигородского чина (хранятся в Третьяковской галерее), Троицкого собора в Сергиевом Посаде.




  1. svstar1989

    Татаро-монгольское нашествие серьезно отбросило развитие нашей культуры. Сложно даже представить себе, на каком уровне могла быть эта сфера без провала в десятки лет.

  2. Валерий Филатов

    Феофан Грек и Андрей Рублёв — величайшие мастера живописи, они, безусловно, внесли огромный вклад в развитие культуры нашего народа. Приятно осознавать, что мы и сейчас можем любоваться их творениями.

  3. Алекс

    Люди всегда искали пути выхода своих мыслей и желаний посредством искусства. Мы должны гордиться тем наследием, которым наградили нас наши предки. Не смотря на трудности, постоянные войны и сложные условия жизни, настоящие таланты продолжали создавать шедевры, которыми до сих пор восхищаются по всему миру.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.