Правительственная политика в области образования и цензуры


В первой половине XIX в. политика правительства в области образования была противоречивой. С одной стороны, оно пыталось установить жесткий контроль за системой просвещения, оставить образование привилегией господствующего класса. С другой стороны, потребность страны в чиновниках, технических и административных кадрах требовала расширить возможность получения образования выходцами из разных сословий. Все это заставило правительство увеличить количество учебных заведений различных уровней, издать ряд законодательных актов, регламентирующих их деятельность, и создать органы управления просвещением и образованием.

В начале XIX в. либеральная линия правительственной политики в области образования выразилась в создании в 1802 г. Министерства народного просвещения, в открытии ряда новых учебных заведений (университетов, институтов и лицеев), в издании Устава 1804 г. для университетов, допускавшего их самоуправление. Однако эта линия постепенно сменялась консервативной и даже реакционной. В 1817 г. Министерство просвещения было реорганизовано в Министерство духовных дел и народного просвещения. Оно было призвано развивать христианское благочестие, строго следить за учебниками и системой преподавания на всех уровнях. Проверки деятельности Казанского, Петербургского и других университетов вылились в их «чистку» и разгром. Лучших профессоров обвинили в вольнодумстве, уволили и отдали под суд. Реакционная политика в области образования при Александре I была одним из проявлений аракчеевщины.

Подобная линия продолжалась и при Николае I. В 1826 г. был создан Комитет по устройству учебных заведений. Его задачи: проверить все уставы учебных учреждений, выработать единые принципы просвещения, определить набор учебных дисциплин и пособий. Комитет разработал основные принципы правительственной политики в области образования. Законодательно они были закреплены в Уставе низших и средних учебных заведений 1828 г. Сословность, замкнутость, оторванность каждой ступени и, главное, ограничение в получении образования представителями низших сословий составляли сущность созданной при Николае I системы образования. Это был один из рычагов сохранения господства дворян и удержания народа в покорности.

Реакция обрушилась и на вузы, сеть которых тем не менее была расширена в связи с потребностями в квалифицированных кадрах чиновников, инженеров, агрономов, юристов и других специалистов. Устав 1835 г. фактически ликвидировал автономию университетов и поставил их под жесткий контроль попечителей учебных округов, полиции и местных властей. Была повышена плата за обучение и сокращен набор студентов. Программы преподавания пересматривались, из них изымались философия и другие «отвлеченные» науки, не имевшие прикладного значения. Подавлялись инициатива и творчество, не согласованные с пожеланиями начальства. В вузах насаждалась казарменная дисциплина. За нарушение распорядка студента могли посадить в карцер, исключить и даже отдать в солдаты. Такая политика тормозила не только развитие образования и науки, но и всей культуры России. К середине века явственно проявилась назревшая необходимость реформирования сложившейся системы образования.

В начале XIX в. либеральный курс Александра I отразился и на цензурной политике. В 1804 г. был издан Устав о цензуре. При университетах из профессоров и магистров были созданы цензурные комитеты, подчинявшиеся Министерству народного просвещения. У издателей появились широкие возможности публикации философских, политических и литературных произведений, содержавших прогрессивные (в том числе антикрепостнические) идеи. Это позволило продолжить издание сочинений западно-европейских просветителей, запрещенных в конце XVIII в.

В последующие годы (при Александре I и особенно Николае I) цензурная политика ужесточилась. В 1826 г. был издан новый цензурный Устав, названный современниками «чугунным». Был учрежден Главный цензурный комитет, строго следивший за политической благонадежностью и нравственностью всей печатной продукции. Цензура бесцеремонно вмешивалась в литературный процесс. С особым рвением искоренялась любая критика самодержавно-крепостнической системы и ортодоксальных устоев православия.

«Мрачное семилетие». Во внутренней политике последних лет правления Николая I (1848—1855) реакционно-репрессивная линия еще больше усилилась. Это объяснялось внутренними (рост антикрепостнических настроений) и внешними факторами. Особо сильное влияние на Николая I оказали революции 1848—1849 гг. в Европе. Ему не удалось организовать совместный поход европейских монархов для подавления революции во Франции, но в разгроме венгерской революции российский император сыграл значительную роль. Летом 1849 г. царские войска помогли императору Францу Иосифу восстановить власть австрийских Габсбургов в Венгрии. Сама Россия стала образцом бюрократически-полицейского государства. Цензура свирепствовала, деятельность жандармов и III отделения устрашала всю страну. Однако это не снизило назревания в обществе антиправительственных настроений и ожидания реформ. Правительство Николая не решило ни одного важного государственного вопроса. Не были проведены преобразования в экономике, чтобы спасти хозяйство страны. Финансы были расстроены, вырос внешний и внутренний долг. К середине 50-х годов Россия оказалась «колоссом на глиняных ногах». Это предопределило провалы во внешней политике, поражение в Крымской войне 1853—1856 гг. и вызвало реформы 60-х годов.




  1. svstar1989

    Заметьте, что катализатором к развитию народного образования стала нехватка кадров в административный, чиновничий аппарат, а также в производство. Хотя логичней было бы подумать, что век просвещения и гуманизма навел на эту мысль, но нет. То есть, народу начали давать образование из-за того, что так стало нужно государству, а не из-за понимания того, что это естественно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.