Внешняя политика в России 1740—1750-е года


Первым испытанием для нового правительства в международной сфере стала война со Швецией. Швеция хотела вернуть уступленные России по Ништадтскому миру территории в Прибалтике.

Елизавета Петровна действовала вполне в духе своего отца. Она двинула на север армию во главе с фельдмаршалом Лассиу, которая нанесла шведским войскам ряд поражений в Финляндии. В 1743 г. Швеция запросила мира и отказалась от территориальных притязаний к России. Это был первый внешнеполитический успех новой правительницы. Другой пришел несколько позже в связи с участием России в большой европейской политической игре.

В середине 1750-х гг. на политической арене Европы заблистал государственный и военный талант прусского короля Фридриха II Великого. Он создал сильную армию и нацелился на захват близлежащих немецких княжеств, создание Великой Пруссии и овладение восточноевропейскими территориями.

Фридрих II захватил у Польши Силезию, напал на Саксонию, разгромил войско австрийцев и занял Дрезден и Лейп­циг. Агрессивность Пруссии привела к появлению в Европе антипрусской коалиции Франции, Австрии и Швеции.

Россия решила примкнуть к ней, полагая, что Пруссия угрожает ее интересам в Польше и Прибалтике, и взяла на себя основную тяжесть противоборства. Кровью русских солдат оплачивалась борьба с Пруссией за европейскую гегемонию.

В 1756 г. Россия вступила в Семилетнюю войну с Пруссией. Русские войска под командованием фельдмаршала Ф.Апраксина (1702г.—1758г.) вошли в Восточную Пруссию. В 1757 г. у деревни Гросс Егерсдорф русская армия одержала убедительную победу. Удар во фланг прусской армии резервного корпуса молодого генерала П.А. Румянцева (1725г.—1796г.) решил исход боя.

Дорога на главный город Восточной Пруссии Кенигсберг была открыта, но Апраксин увел войска на зимние квартиры, и Фридрих II получил передышку. Свое решение фельд­маршал объяснил нехваткой продовольствия, но дело было в другом — тяжко заболела Елизавета. В ожидании ее кончины и воцарения Петра Федоровича, поклонника Фрид­риха II, Апраксин повел себя как истинный царедворец. Но Елизавета выздоровела и отдала Апраксина под суд.

После ряда упорных сражений, не давших перевес ни одной из сторон, Елизавета назначила на пост командующего генерала Я.С. Салтыкова (1698г—1772/73гг.). Он имел богатый опыт войн с Польшей и Турцией, успешно действовал в первый период Семилетней войны, участвовал во взятии Кенигсберга.

1759 г. стал годом громких побед русской армии над войсками Фридриха II. Салтыков захватил Франкфурт-на-Одере. В августе 1759 г. русские войска при поддержке союзников — австрийцев сошлись с прусскими в генеральном сражении около деревни Кунерсдорф. Почти 50-тысячная армия Фридриха поначалу потеснила союзников в центре, но русские солдаты выстояли. Салтыков перегруппировал войска, совершил ряд смелых маневров. На левом фланге русские части создали перевес сил и предприняли контр­удар. Общее наступление завершилось штыковой атакой. Пруссаки побежали, Фридрих II едва не попал в плен.

Дорога на Берлин была открыта. Пруссия ослабла, и теперь Австрии и Франции оказалось невыгодно усиление России в центре Европы. Они решили направить русскую армию на спасение Силезии и Саксонии. Эта заминка позволила Фридриху II собрать силы и продолжать войну.

Из-за интриг австрийцев Салтыков подал в отставку. Находившиеся в Восточной Пруссии русские войска продолжали наступление, и вскоре передовой отряд генерала 3.X. Чернышева подошел к Берлину. Городские власти вручили Чернышеву ключи от столицы. Так впервые в истории русские войска овладели Берлином. 1760 г. и имя генерала Чернышева навечно вошли в историю воинской славы России.

Падение столицы Фридриха II потрясло тогдашнюю Европу. На следующий год русские войска наращивали успех. Корпус Румянцева вышел к берегам Балтики, вновь появилась возможность захвата приморских городов и столицы Пруссии. Она оказалась на грани катастрофы, Фридрих II собирался отречься от престола. Его спасла смерть Елизаветы Петровны в конце 1761 г.

Петр Федорович, ставший императором Петром III, немедленно заключил с прусским королем перемирие, а в 1763 г. и мир. Россия вернула Пруссии все захваченные у нее территории. Бывшие враги стали союзниками.

Семилетняя война была чужда интересам России. Ее скоропалительное окончание говорило не только о симпатиях нового российского монарха к прусскому королю, но и о его здравом смысле. Россия не желала проливать кровь ради интересов других держав, в первую очередь Австрии. Семилетняя война укрепила международный авторитет России, возвысила воинскую славу русского солдата. В ходе этой войны засияли новые военные таланты, были возрождены и развиты принципы военного искусства петровского времени — штыковой удар, быстрый маневр, применение рассыпного строя против малоповоротливых колонн противника.

Народные возмущения

Кричащая роскошь двора и верхов общества, необходимость поддерживать на высоком уровне мощь одной из самых многочисленных в Европе армий, военные предприятия требовали все новых и новых расходов, которые тяжелым бременем ложились на податные сословия. С каждым годом усиливался налоговый гнет. Росли недоимки, их силой выбивали из крестьян и горожан.

Власть дворян над крепостными крестьянами упрочилась. Согласно указам Елизаветы Петровны, помещики могли продавать крестьян в рекруты, ссылать в Сибирь, отправлять на каторгу. Росла барщина. В некоторых земледельческих районах она доходила до 5 дней в неделю.

К этому времени относятся совершенно изуверские обращения с крепостными крестьянами. Помещица Салтыкова, знаменитая Салтычиха, в течение 10 лет замучила до смерти на своем подворье в Москве более 100 человек. Барыню-садистку судили и заключили в тюрьму. Система, при которой могло происходить подобное, сохранялась.

В противоположность Западной Европе в России завязался такой узел противоречий между низами и верхами общества, который можно было разрубить только силой. Днорянство оберегало свои права на крестьян, дворянское правительство шло ему навстречу. Предложения просвещенной части общества облегчить участь поселян не принимались во внимание.

Массовыми становились побеги крестьян, рабочих людей, солдат, людей, мобилизованных на строительство домов, мануфактур и верфей. Сотни тысяч людей уходи на Дон, Яик, Урал, в башкирские земли, на Украину, и Сибирь — туда, где не было власти помещика. Ни одна страна мира не знала таких масштабов бегства населения с нажитых мест, не осуществляла такого безоглядного насилия на него, не имела таких огромных пространств, где люди могли укрыться от всевидящего ока государства.

Массовым явлением стал отказ от уплаты налогов и об­роков, выполнения барщины. Начались волнения крестьян и работных людей, их вооруженная борьба против воинских команд, собиравших недоимки, сопротивление помещикам и их управляющим, расправы с ненавистными налогами. Крестьяне отказывались признавать себя собственностью владельцев, требовали перевода в разряд государственных или дворцовых крестьян, мечтали о воле.

Работные люди на уральских, тульских, московских и других предприятиях настаивали на улучшении условий труда, протестовали против указа о превращении их в крепостных заводов. В России зародилось движение протеста работных людей.

Неспокойно становилось и в национальных районах Российской империи. Население давно вошедших в состав России Поволжья, Башкирии, Урала испытывало на себе давление и государства, и помещиков, захвативших обширные плодородные земли. Местное население раздражали насильственная христианизация, вмешательство православного духовенства в его экономическую и духовную жизнь.

В начале 1740-х гг. вспыхнуло мощное восстание мордвы, к которому присоединились русские крепостные крестьяне. Число восставших достигло 6 тыс. человек.

Восстание охватило ряд уездов Поволжья и было жестоко подавлено. Особенно крупные волнения вспыхнули в Башкирии. Здесь началось строительство укреплений и крепостей (в том числе Оренбурга) для защиты казахских жузов (племенных союзов), недавно принятых в российское подданство, от вторжений кочевников.

Правительство рассчитывало, что появление в башкирских землях новых опорных пунктов будет содействовать расширению торговли России со странами Средней Азии и Дальнего Востока. Бурными темпами развивалось в Башкирии горное дело, разрабатывались медные и серебряные рудники, росли казенные заводы. Сюда активно переселялись русские крестьяне, поскольку переселенцам предоставлялись налоговые льготы.

Эти меры, с одной стороны, содействовали развитию края, появлению городов, переходу башкир к оседлому образу жизни. Но легкий ясак заменила постоянно растущая подушная подать. Под строительство заводов и крепостей у башкир отторгалась земля. Общинные башкирские земли правительство разрешило продавать. Их расхватывали русские помещики и башкирская верхушка — служилые башкиры. Феодальные отношения быстро проникали в башкирскую среду. Башкир обязали вместе с русскими нести охранную службу. Проводилась насильственная христианизация.

Постепенно обстановка в крае накалялась. В конце 1740-х гг. вспыхнуло мощное восстание. Власти пытались подавить его, опираясь на башкирскую верхушку. Вождей восстания, среди которых были и местные тарханы (феодалы), подвергли устрашающим публичным казням.

Но это лишь распаляло народ. Восстание поддерживали все новые районы. Брошенные на его подавление дополни­тельные войска огнем и мечом прошли по землям восставив. От рук карателей пали свыше 16 тыс. башкир. В отличии повстанцы убивали захваченных в плен карателей, русских дворян и чиновников вместе с семьями.

Восстание подавили, но властям пришлось сделать уступку: снова был введен ясак, запрещался захват башкирских общинных земель. Башкиры отстояли некоторые свои права, но колонизация края продолжалась. Преследовались приверженцы мусульманской религии, вышел запрет на строительство мечетей.

Закономерным ответом стало новое восстание башкир и 1755 г. Его лидер мулла Батырша призвал башкир объявить неверным священную войну. Но этот лозунг не вдохновил большую часть населения, которое страдало в основном от социального угнетения, захвата земель. Башкирам оказался чужд религиозный фанатизм.

В непокорный край власти ввели 40-тысячное войско. Начались массовые репрессии. Население бежало к казахам, на реку Яик, в другие места. Русская администрация натравливала казахов и яицких казаков на башкир, началось избиение беглецов. Правительство стремилось разъединить местные народы. Батыршу казнили, и восстание скоро сошло на нет.

В Петербурге поняли, что насилием свободолюбивый край не успокоить. Вышел указ Елизаветы Петровны о прощении повинившихся. Освобождались от наказания добровольно вернувшиеся из дальних мест. Население Башкирии было освобождено от наиболее тяжелых повинностей. Правительство отказалось от насильственной христианизации края. Разрешено было строить мечети. В по­становлении Сената говорилось: «Впредь башкирскому народу никаких обид и разорений не чинить и в угодьях их насильством не селиться».

Местные власти, чиновничество, дворяне, православное духовенство нарушали эти указания, что приводило к новым недовольстнам местного населения.




  1. Павел Таразевич

    Впервые слышу, что за большая европейская политическая игра, в которой мы участвовали? Просветите меня кто-нибудь!

  2. Chronist

    Вступление в борьбу за европейское лидерство Пруссии взволновало Англию и Францию, задействовав своих агентов влияния при дворе Елизаветы, они втянули Россию в «семилетнюю» или третью силезскую войну, чужие интересы, оплачивая жизнями русских солдат.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.