Россия на рубеже веков: территория, население, экономическое развитие


Россия на рубеже веков: территория, население, экономическое развитие. К началу XIX в. Россия превратилась и одно из самых больших и сильных государств Европы. Уже в течение нескольких десятилетий она имела статус ш'ликой европейской державы.

Границы России простирались от предгорий Карпат до берегов Тихого океана, от Белого моря и Северного Ледовитого океана до Крыма и Кавказских гор.

По количеству населения Россия находилась на одном из первых мест в Европе. В ее новых границах проживало почти 44 млн человек. Уникальной особенностью России являлся многонациональный состав населения. Идущий из глубины веков, к началу XIX в. он стал еще более многообразным. К народам Поволжья, Приуралья, Севера, Сибири, Дальнего Востока присоединились обитатели западных российских губерний, а также переселенные в Новороссию и на Волгу зарубежные, в первую очередь немецкие, колонисты. Одновременно Россия все более превращалась в многоконфессиональное государство, в котором мирно уживались православие, католицизм, протестантство, мусульманство, буддизм и язычество. Все это делало страну удивительно многообразной по своим хозяйственным, духовным, культурным особенностям.

Россия выделялась крупными городами с населением и десятки тысяч человек. Это были Санкт-Петербург, Москва, Вильно, Рига, Нижний Новгород, Ярославль, Тобольск и др. Они, особенно две российские столицы, отличались масштабами, красотой частных и общественных зданий, храмов.

Санкт-Петербург с его одетыми в гранит набережными, великолепными дворцами, садами и каналами, с замечательными архитектурными ансамблями как в самом городе, так и в пригородах — в Царском Селе, Павловске, Петергофе, Гатчине, Ораниенбауме, стал поистине жемчужиной Европы, не уступал по красоте и блеску Парижу, Вене, Лондону, знаменитым итальянским городам.

К рубежу XVIII—-XIX вв. Россия превратилась в одну из крупнейших промышленных и торговых стран.

По-прежнему мощным промышленным центром оставались металлургический, горнорудный Урал, металлургический район Тулы. Крупные мануфактуры разных профилей работали в ведущих городах страны. Общий вклад в промышленное состояние империи вносили и дворянские мануфактуры.

К началу XIX в. вольнонаемный труд рабочих и мастеров, т. е. труд наиболее заинтересованных в производстве свободных работников, на котором держался промышленный прогресс страны, составлял значительную и неотъемлемую часть российской промышленности.

К началу нового века российская торговля встала на прочные европейские рельсы. Через балтийские и черноморские порты шел активный экспорт российской продукции, осуществлялся ввоз иностранных товаров. Свою роль в этом процессе играли города, обращенные своими связями на восток, — Астрахань, Оренбург, Тобольск.

Превращение России в огромную империю привело к дальнейшему развитию в стране внутреннего рынка. Разнообразие и экономическая особенность регионов властно требовали усиления торгового обмена между ними. К земледельческому Югу и промышленному и промысловому Северу страны прибавились новые регионы — Новороссия и Крым, Сибирь и Северный Кавказ, Прибалтика.

С каждым годом расширялся объем сделок на российских ярмарках среди которых ведущее место заняла перенесенная в Нижний Новгород Макарьевская ярмарка.

В начале XIX в. в стране заработали Мариинская и Тихвинская водные системы со вновь построенными каналами и шлюзами. Они еще прочнее соединили южные регионы страны, Волжско-Окский бассейн с Севером, с Балтийским побережьем.

Государство. Мощь государства определялась не только обширностью территории, количеством населения, экономическим развитием, но и крепостью государственного устройства, а также военной силой.

К началу XIX в. Российское государство обрело прочный абсолютистский каркас. Опираясь прежде всего на дворянство, а также на поднимающуюся буржуазию — крупных и предпринимателей и купечество, монархия сумела нормализовать обстановку в стране, провести важные реформы центрального и местного управления, предпринять существенные шаги в области культуры и просвещения.

В системе управления, в руководстве армией сложился коспитанный десятилетиями слой просвещенных управленцев, патриотически настроенных командиров, которые на первый план в своей жизни ставили интересы Родины, России. К началу XIX в. за плечами русской армии числились блестящие победы над турками и Крымом, над армией прусского короля Фридриха Великого, над шведами и французами. Это была армия Салтыкова и Румянцева Потемкина и Суворова, Балтийский и Черноморский флоты к этому времени также не знали поражений и прославили себя в боях со шведами, турками, французами. Имена Спиридова и Ушакова стали гордостью российского флота.

Но в начале XIX в. обозначилось наступление Нового времени. На западе Европы вырастала империя Наполе­она. Европейский мир становился биполярным, т. е. две самые сильные державы Европы — Франция и Россия — претендовали на главенствующее положение на континенте, а потому рано или поздно должны были столкнуться

друг другом.

Однако Россия, как великая держава рубежа XVIII — XIX вв., обладала в первую очередь лишь силовыми и количественными показателями. Но эти показатели по мере развития европейской цивилизации все определенней становились качествами вчерашнего дня. Передовые страны Европы, и в первую очередь Англия и Франция, обеспечивали свой статус великих держав за счет совсем иных свойств.

Экономическая и военная мощь этих стран основывалась на развитии гражданского общества, прав и свобод человеческой личности, на современных политических, в первую очередь конституционных институтах парламентаризма. Именно его контуры во многом определяли уже в начале XIX в. величие той или иной страны.

В России же общий строй жизни во многом оставался повернутым не в будущее, а в прошлое. Незыблемой оставалась абсолютная монархия. Демократический принцип разделения властей для России начала XIX в. оказался недостижим, хотя в верхах русского общества он был хорошо известен и имел своих приверженцев даже в императорской семье. Так, об этом всерьез задумывался наследник престола Александр Павлович в пору своего юношеского увлечения идеалами просветительства и конституционализма.

Российская бюрократия, сформировавшаяся в течение XVIII в., к рубежу нового столетия превратилась в колоссальную самодовлеющую силу. И стала мощной опорой абсолютистской власти, определяя тем самым цивилизационный уровень российской государственности. Гоголевские персонажи «Ревизора» дали блестящее художественное воплощение ее характерных черт.

Жизнь народа. В соответствии со средневековыми канонами в России продолжал существовать сословный строй. Правда, его очертания со времен Петра I значительно размылись. Образовался средний класс, впитывавший в свой состав представителей разных сословий. Столь же многочисленным был и складывавшийся состав вольнонаемных рабочих.

Дворянство в соответствии с «Табелью о рантах» заметно потеряло свои исключительные, обособленные черты.

И все же и дворянство, и купечество, и духовенство, м крестьянство являли собой во многом закрытые, обособленные корпорации со своими правами для одних и обязанностями (при минимальных правах) для других. По-прежнему дворянство, духовенство, в значительной степени предприниматели, крупное купечество оставались вне налогового пресса государства. Из представителей этих сословий формировались все государственные структуры, выкристаллизовывалась культурная, интеллектуальная элита общества.

Открытая состязательность умов, талантов, представлявших народ в целом, оставалась для России за семью пе­чатями. Это ни в коей мере не могло характеризовать Россию в качестве великой державы.

В стране по-прежнему господствовала крепостная система. Несмотря на робкие попытки Павла I ограничить крепостной труд, дворянство черноземной полосы саботи-|ювало правительственный указ о трехдневной барщине в неделю, крестьян принуждали к работе в господском хозяйстве до пяти дней в неделю. А это означало, что аграрный сектор страны в основном базировался на подневольном труде. И мощь российской тяжелой промышленности держалась на подневольном труде приписных и посессионных крестьян. Дворянские мануфактуры, винокуренные заводы также использовали труд своих крепостных работников.

Вся жизнь как крепостных, так и государственных, а также других категорий крестьян регулировалась правилами, традициями, обычаями крестьянской общины, дошедшей из глубокой древности и почти исчезнувшей в западных странах. В наличие вполне соответствовало общему политическому и экономическому уровню России, являлось составной и неотъемлемой частью российской жизни. Общинные начала щупальцами протягивались в города, на мануфактуры и заводы вместе с пришедшими сюда отходниками, создавая здесь деревенско-общинный фон.

При таких условиях российская экономика была обречена на отставание от стран, перешедших к буржуазному строю. Таким образом, в этой области жизни страны величие и признаки великой державы являлись для России весьма проблематичными.

Сложным было положение и с территориальными характеристиками России. Одним из показателей цивилизационного развития страны является плотность населения. В России она была наиболее низкой в Европе. Если в центральных губерниях она составляла 8 человек на 1 кв. версту (в Европе эта цифра достигала 40 — 50 человек), то в большинстве губерний юга, северо-востока и востока она равнялась 7 человекам на 1 кв. версту и даже меньше. Огромные территории Сибири и Дальнего Востока были вообще малонаселенными.

Вхождение в состав России территорий Северного Кавказа, Казахстана, кочевых пространств Нижнего Заволжья, Сибири (в отличие от высокоразвитых для того времени районов Прибалтики, Западной Украины и Западной Белоруссии) не только не содействовало общему цивилизационному развитию страны, но, напротив, отбрасывало Россию назад, т. к. большинство обитателей этих пространств жило на уровне родоплеменных отношений, а основным занятием многих из них оставались охота или кочевое скотоводство.

Выдающаяся цивилизующая роль России в этих районах оборачивалась огромными потерями для страны, несмотря на прирост территорий, населения, увеличение налогов в виде ясака и появление в составе русской армии военизированных конных формирований ряда восточных и северокавказских народов. Евразийская ось России благодаря этому все более отклонялась к востоку.

Это же относится и к освоению вновь присоединенных территорий на юге. Возведение здесь новых городов и портов, создание Черноморского флота требовали огромных затрат и напряжения сил государства.

Освоение новых российских территорий коренным образом отличалось от внешне аналогичных процессов на Западе. Там захват колоний и их освоение Англией, Францией, Голландией протекали вне территории метрополий. В России подобные территории не являлись колониями: они становились органической частью страны со всеми плюсами и минусами такого состояния. Все это не способствовало процветанию страны к началу XIX в.




  1. Кержак

    Рубеж столетий показал, что профессия царя в России смертельно опасна и, проводя радикальные реформы надо почаще оглядываться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.