Государство и капиталистическое предпринимательство в 19 веке


Всю первую половину XIX в. огромная Российская империя оставалась сельскохозяйственной страной. В сельской местности жила подавляющая часть населения (90 %), и земледельческие занятия оставались для него главными. Существовали и различные промыслы. Мелкие кугарные производства имели широкое распространение в деревне. Индустриальный же сектор экономики в этот период занимал второстепенное положение.

В 1801 г. в Российской империи насчитывалось около 10 тыс. промышленных заведений (предприятий), на которых работало около 95 тыс. человек, произведших товарной продукции на 25 млн руб. Из этих данных явствует, что в среднем на предприятии было занято всего по нескольку десятков человек. К 1854 г. число промышленных предприятий достигло почти 100 тыс., количество рабочих — около 460 тыс., а объем произведенной продукции определялся в 160 млн руб. Если учесть, что численность населения к 1854 г. достигла 70 млн человек, а государственные расходы составили 350 млн руб., то нельзя не признать, что и к началу второй половины XIX в. Россия все еще была очень далека от ранга промышленной державы.

Существовало три главных региональных центра, где была сконцентрирована основная часть промышленности и торговли. Петербург являлся средоточением крупных промышленных предприятий страны, главными торговыми воротами России во внешний мир. Москва и прилегающие губернии составляли второй важнейший промышленный узел, где концентрировались текстильные промышленные предприятия и пищевкусовые производства. Урал по-прежнему оставался центром добычи мине­рального сырья и выплавки металлов.

С 1840-х гг. начал осваиваться промышленно-сырьевой район Донбасса, ставший позже важнейшим центром металлургии, угледобычи и тяжелого машиностроения.

Первые промышленные предприятия, оборудованные паровыми двигателями, появились в России в начале XIX в. Но число их было невелико. Самой бурно развивавшейся отраслью промышленности являлась текстильная. Производство тканей, особенно недорогих, из хлопка и льна, имело широкий рынок сбыта, и текстильные изделия (их часто называли мануфактурой) можно было легко продать в любом месте. Но сырье для хлопчатобумажной промышленности надо было ввозить из-за границы, т. к. своего хлопка в России не было. Импортные сырье, красители, оборудование удорожали производство.

По прошествии времени целый ряд «экономических эмигрантов» вырастал в предпринимателей общеимперского масштаба — Губбард, Кноп, Вогау, Нобель, Вахтер, Гужон, Жиро, Шпан и др.

В летописи отечественного предпринимательства «русские иностранцы» занимают почетное место рядом с именами представителей исконно русских купеческих семей. Все вместе они составляли то, что на языке социологии XX в. называется деловой элитой.

Рост числа промышленных предприятий способствовал производству значительно большего количества изделий, уменьшению издержек производства и снижению цены товара. Если в 1820 г. 440 фабрик по обработке хлопка произвели 35 млн аршин хлопчатобумажного полотна (аршин 71 см), то в 1852 г. таких фабрик насчитывалось уже 756 и ими было выпущено 257 млн аршин хлопчато­бумажных тканей.

В текстильной отрасли стали возникать невиданные ранее мощные предприятия. В 1835 г. было учреждено первое в России акционерное общество хлопчатобумажного производства — Российская бумагопрядильная мануфактура с огромным по тем временам складочным капиталом в 1 млн руб., увеличенным через некоторое время до 3,5 млн руб. Учредителями общества стали петербургские и английские капиталисты, построившие за три года в Петербурге на Обводном канале комплекс промышленных корпусов. К 1850-м гг. фирма являлась крупнейшим и России производителем хлопчатобумажной пряжи.

В 1857 г. возникло крупнейшее не только в России, но и Европе Товарищество Кренгольмской бумагопрядильной и ткацкой мануфактуры. Ее учредителем и главным акционером стал обрусевший немец Л.Г. Кноп. За короткий срок Товарищество создало на берегу реки Нарвы огромный промышленный текстильный центр, производивший пряжу, ткани и нитки. Технологический процесс был построен на использовании энергии воды, для чего была построена система мощных водяных колес, что обеспечивало низкую себестоимость продукции. Норма выработки кренгольмского прядильщика на 44 % превышала общероссийский показатель, а норма выработки ткача — на 20 %.

Развитие промышленности и торговли способствовало росту городских центров. Численность городского населения Европейской России с 1811 по 1856 г. увеличилась с 2,8 до 5,7 млн человек. Наивысшие темпы прироста населения демонстрировали крупнейшие торгово-промышленные центры. За 15 лет, с 1826 по 1840 г., население Петербурга увеличилось с 330 тыс. до 470 тыс. человек, а население Москвы — с 200 тыс. до 350 тыс. человек.

Изделия из хлопка стали преобладать на отечественном рынке со второй половины XIX в. Раньше значительно большее распространение имел другой материал — лен, или, как его еще называли, русский хлопок. Из него делали ткани различного назначения — и для изготовления одежды, и для технических нужд, и для нужд вооруженных сил. Производством и обработкой льноволокна занимались главным образом крестьяне центральных и северных губерний Европейской России. Руками членов своих семей крестьяне производили льноволокно, ткали на своих домашних ткацких станках грубое льняное полотно. В этой системе производства громоздким и дорогим машинам места не было.

Машины могли получить распространение лишь на крупных фабриках и заводах, принадлежавших государству или создававшихся частными предпринимателями. Именно на них паровые машины и крупное машинное производство утверждаются с 1830-х гг. Начался промышленный переворот, который окончательно завершился через полвека полной победой машины в промышленном производстве России.

Развитие промышленности и транспорта требовало поставок различного оборудования. Наиболее сложными и дорогими среди них в тот период являлись паровые машины. Их ввозили или из Англии, или производили в самой России. С середины XIX в. российская индустрия почти полностью обеспечивала нужды в подобных изделиях. По мере развития важнейшей отрасли отечественного машиностроения — котлостроения уменьшалась и стоимость изделий — с 1830 по 1860 г. цены на паровые машины снизились в 5 раз.

Крупнейшими производителями паровых машин и паровых котлов являлись государственные (казенные) заводы, расположенные в районе Петербурга (Ижорский, Александровский и Петербургский литейный — Путиловский). Особенно крупные заказы выполнялись на Алексинском заводе, который в 1830—1840-е гг. выпускал машины (паровые котлы) для пароходных компаний. В год здесь изготовлялось по нескольку таких машин.

Их производили и некоторые частные фирмы

Крупнейших среди них была организована в Петербурге в начале XIX в. англичанином Ф. Бердом и действовала под маркой «Umod Ф.Берда». В 1830-е гг. здесь ежегодно изготовлялось до 10 паровых машин преимущественно для пароходов.

В 1849 г. в Поволжье, недалеко от Нижнего Новгорода, основан Сормовский механический завод, специализировавшийся на постройке речных пароходов. Первоначально они оснащались паровыми котлами из Бельгии и Англии, но уже через несколько лет суда полностью укомплектовывали отечественным оборудованием. В первое десятилетие своего существования заводом было произведено 60 паровых судов. Впоследствии Сормовский завод сделался крупнейшим центром судостроения Волжского бассейна.

Паровые машины изготовляли и на Урале. В 1830—1840-е гг. здесь, на Выксунских заводах по заказу частных пароходных и текстильных компаний ежегодно производилось по нескольку таких машин.

Всего к середине 1850-х гг. в России существовало несколько тысяч промышленных предприятий, на которых работало 520 тыс. человек. Основная часть этих предприятий была небольшими мастерскими, где трудилось от 3 до 50 человек, занимавшихся главным образом производством текстильных изделий и обработкой продуктов сельского хозяйства.

Машиностроительных заводов в полном смысле этого слова, а это всегда более или менее крупные предприятия, тогда насчитывалось всего 25, и они обеспечивали не более 30% потребностей страны в машинном оборудовании.

По темпам роста и показателям производства в области металлургии и машиностроения Россия все еще далеко отставала от ведущей промышленной державы — Великобритании. Если с 1800г. по 1860 г. число доменных печей в России увеличилось со 142 до 145, то за тот же период в Англии их количество возросло со 150 до 565.

Потребности отечественной торговли и промышленности всегда находились в центре внимания власти, стремившейся поощрять развитие промышленных начинаний частных лиц.

«Кто откроет новую отрасль торговли и промыслов, изобретет новую полезную машину, заведет фабрику в новом роде или в лучшем устройстве с большим действием или меньшим расточением сил и, наконец, всяк, кто представит по этим предметам сочинение, на твердом умозрении и опыте основанное, да будет удостоверен в достойном возмездии и награде, пользам изобретений его соразмеренной», — говорилось в манифесте, подписанном Александром I в 1801 г.

От этого манифеста можно вести отсчет попечительной политике государства по отношению к промышленности. Повышенный таможенный тариф, предоставление различных налоговых и прочих финансовых льгот и субсидий, поощрение деловых людей награждением чинами и дворянскими сословными правами, система казенных заказов и подрядов — все это отражало попечительный характер политики государства. В этом же ряду находились введенный в 1832 г. новый сословный разряд — потомственных почетных граждан для отличия лиц, на ниве коммерции себя проявивших, и организация общеимперских смотров достижений отечественной промышленности.

В 1829 г. в Петербурге была открыта Всероссийская мануфактурная выставка. Впервые в истории в столице государства состоялся показ достижений отечественной промышленности, где самые известные фирмы и капиталисты представили свои изделия. Необычность события, как и внимание к нему высочайших особ, привлекли на экспозицию многочисленную публику. Всего на протяжении XIX в. в России состоялось 16 общероссийских выставок. Последняя имела место в Нижнем Новгороде в 1896 г.

В 1851 г. в Лондоне открылась первая Всемирная промышленная выставка. Российский отдел привлек внимание и посетителей и прессы. Высокой оценки удостоились изделия из серебра, меха, кож, парчи, глазета, дерева. Золотое и серебряное шитье, бисерные вышивки были признаны несравненными перлами мировой экспозиции. Вместе с тем оказалось, что и в области бумагопрядильного и бумаготкацкого производства российские изделия не уступают качеству изделий ведущих индустриальных стран, что и было засвидетельствовано награждением медалями товаров различных русских фирм.

В российском праве утверждались положения и нормы, отмечавшие самым передовым разработкам мировой экономической мысли. В этом смысле особенно показательно отношение самодержавной власти к акционерному делу.

Акционерная форма организации капитала и предпринимательской деятельности утвердилась в Западной Европе» и США в первой половине XIX в. В России она также довольно быстро завоевывала прочные позиции.

Акционерная компания, в отличие от единоличного предприятия, позволяла собирать капиталы многих — держателей акций и облигаций (ценных бумаг компаний). Это открывало большие возможности для реали­зации крупного экономического начинания.

Впервые законодательная норма, регламентирующая деятельность акционерных ассоциаций, появилась, когда самих структур еще фактически не существовало. 1 январи 1807 г. последовал манифест Александра I о дарованых купечеству новых выгодах, отличиях, преимуществах и новых способах к распространению и усилению торговых предприятий. В этом документе были сформулированы важнейшие принципы акционерного дела.

Разрешалось учреждать компании с любым числом участников. Был четко сформулирован главный принцип акционерного дела в России. Крупное предпринимательство, а акционерная компания такой и являлась — дело государственной важности, и сама верховная власть дает санкцию на такое начинание. В связи с этим устав каждой акционерной компании утверждался царем.

С годами законодательная база акционерного предпринимательства расширялась, совершенствовалась.

В декабре 1836 г. Николай I утвердил разработанное Го­сударственным советом Положение о компаниях на акциях* и подписал подготовленный М.М. Сперанским указ Сенату об обнародовании и исполнении этого закона. Россия обрела универсальный свод акционерного законодательства раньше, чем большинство других, значительно более развитых капиталистических стран. В Пруссии это случилось в 1843 г., в Англии — в 1844-м, во Франции — в 1856-м.

Появление этого нормативного кодекса отражало пони­мание правительством важной роли ассоциированных форм капитала в деле развития экономики страны.

Акционерная компания рассматривалась как наиболее удобная форма для производственного помещения свободных частных капиталов, в том числе и некрупных, не имевших самостоятельного производственного значения: Дабы каждому раскрыт был свободный путь участвовать в выгодном помещении капитала на общих для всех единообразных правилах.

Провозглашение принципа равенства всех акционеров без различия чинов и состояний являлось новым элементом российского права. В рамках существовавшей жесткой сословно-иерархической системы сам факт признания возможности подобной нормы служил провозвестником грядущих социальных преобразований. Капитал отрицал любую традиционную субординацию, утверждая лишь иерархию денег.

«Положение...» определяло пределы прав и обязанностей каждой акционерной компании. Высшим ее органом стало собрание акционеров, избиравшее из своей среды правление.

«Положением...» устанавливалась процедура учреждения компании, фиксировались различные стороны ее деятельности, в нем оговаривалась правовая сторона прекращения дел и ликвидации компании.

В большинстве своем акционерные компании первой половины XIX в. были заняты региональными транспортными перевозками, производством различных напитков, строительством небольших судов и т.д. Транспорт, страхование, торговля и посреднические услуги — вот основные сферы деятельности большинства фирм.

С 1830г. по 1836г. в стране возникло около 20 акционер­ных компаний. В 1835 г. появилась первая отечественная железнодорожная компания — Царскосельский железной дороги с капиталом в 1 млн руб.

С 1830-х гг. началось приобщение русской аристократии, самого состоятельного слоя общества того времени, к акцио­нерному делу. Среди учредителей и акционеров компаний появляются представители самых родовитых и именитых дворянских фамилий — князей Юсуповых, Гагариных, Кочубеев, графов Воронцовых, Строгановых, Комаровский, Мордвиновых, Блудовых, Сперанских, баронов Корф и другие. Повседневными делами компаний они не занимались, на тот случай имелись служащие и рядовые акционеры.

Постепенно в России появилась социальная прослойка акционеров, зародилась биржевая игра. Ценные бумаги компаний превращались в предмет оживленной купли-продажи.

Характерной приметой акционерного учредительства в 1840—1850-е гг. стало возникновение компаний в области фабрично-заводской промышленности. С 1857г. в России возникло 77 таких компаний. Подобных темпов учредительства Россия еще не знала.




  1. Tasyonka

    Начала читать статью, чтобы выяснить, с каких отраслей промышленности всё начиналось в России, и ещё раз убедилась, что современным политикам надо чаще возвращаться к истории, к опыту предшественников: меня поразило насколько продумана были шаги государства на пути поддержки промышленности, если это было не только на бумаге, то это готовая программа «государства-попечителя», которая и сейчас могла бы сработать. тут и экономический фактор — казённые подряды, субсидии, и эмоциональный сегмент — почётное гражданство для отличившихся предпринимателей и новаторов, смотры достижений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.